В Казани прошел показ картины «Странные частицы» о молодом физике. Фильм уже успели назвать лучшим документальным кино 2014 года. Корреспондент sntat.ru встретилась с режиссером и узнала, как становятся документалистами и на что живут молодые режиссеры.

 

- Как вы вообще стали заниматься документальными фильмами, ведь сначала была фотография? 

- Да, я увлекся документальной фотографией, когда работал еще аналитиком в авиакомпании. Фотографировал в университете, но это сложно было назвать документальной фотографией. Когда стал много работать в офисе, почувствовал дефицит реальности что ли. Каждые выходные я использовал для того, чтобы поехать в какой-нибудь город, освежиться, походить по улицам с фотоаппаратом, в тот момент, наверное, и перешел на более документальную фотографию. Устраивал себе необычные поездки, например, ездил на Камчатку. Начал чувствовать, что есть какие-то моменты, которые связаны с течением времени, со звуком, и их нельзя зафиксировать с помощью фотографии. Понял, что для этого нужно использовать средства кино. 

- И вы попали в мастерскую Марины Разбежкиной (российский сценарист кинорежиссер)? 

- Я поехал на Кубу, там я был два месяца и фотографировал на слайдовую пленку, ездил по городам. На тот момент я уже уволился из компании, поехал освежиться, вернулся и понял, что нужно новый этап в жизни начинать. Решил разобраться в кино, товарищ посоветовал мастерскую, показал свои фотографии, которые у меня были на тот момент. 

- Так ли важно, на ваш взгляд, подобные мастерские и школы кино сейчас? 

- Когда я занимался фотографией, было два этапа. Сначала я занимался фотографией сам, пытался сам сориентироваться в интернете, но ключевым моментом для меня стала встреча с Александром Лапиным, он меня пригласил заниматься в домашней студии. За год работы с ним я очень сильно изменился в отношении к фотографии, не знаю, сколько бы мне пришлось заниматься самому, чтобы понять какие-то вещи. В киношколу имеет смысл идти, когда ты идешь к конкретным людям, человеческое общение - это и есть самое ценное. Сейчас очень много разных фото и киношкол, но это не значит, что стоит идти в каждую. Марине Разбежкной удалось собрать очень сильный коллектив педагогов, это очень ценный опыт встретиться с такими людьми. 

- А кому принадлежит идея фильма «Зима, уходи» и что вы конкретно снимали в нем? 

- Все началось с идеи снять оппозиционный митинг в Москве. С предложением поучаствовать в съемках ко мне обратились ребята, которые учились на год раньше меня. Постепенно идея разрослась до целого фильма, так как мы посчитали те события в стране важными для документирования. Я снимал предвыборную кампанию Прохорова, на митингах. Это был мой первый опыт съемки политических событий. Не скажу, что это близкая мне тема, но снимать было интересно. Сейчас мне больше интересны частные человеческие истории. 

- О ком и для кого вы снимаете фильмы? 

Я сделал 2 фильма: «31 рейс», который я снимал на Камчатке, и «Странные частицы» про молодого ученого. Для кого? У меня нет перед глазами какой-то определенной группы людей, для которой я это снимаю. Я делаю кино так, как было бы интересно мне самому увидеть историю.

- Тог есть Ваши фильмы для ценителей? 

- Это такой сложный момент. Для массового зрителя, понятно, должен быть совершенно другой продукт, коммерческий. Если ты снимаешь для массового зрителя, то тебе нужно кино готовить для телевидения, оно должно быть устроено по-другому, у телевизионных фильмов другие законы жанра. ТВ-фильмы не дают шанса зрителю что-то не понять, они очень подробно все ему объясняют и разжевывают. В этом смысле нет, я снимаю кино не для телевизора. В «Странных частицах» появилось такое ощущение игрового вообще фильма, там нет прямых интервью, о герое ты узнаешь, только наблюдая за ним. Есть понятие фестивального кино, наверное, можно назвать и так. С другой стороны, фестивальное кино тоже бывает разным. Есть дорогие фильмы, которые снимают большими съемочными группами, а бывает независимое кино, когда его делает один человек, порой получается не менее интересно. Иногда на фестивалях, в которых я участвую, вижу в программе фильмы с большими бюджетами, а есть совсем без. Аудитория - это те люди, которым нравится слушать истории, но не пассивно, а активно, когда человек во время просмотра становится соучастником. 

- А вы свои фильмы один снимаете? 

- Первый да, со вторым фильмом мне сильно помог с пост-продакшн Кирилл Бобров, который раньше занимался цветокоррекцией, а сейчас работает оператором. А так да, сам снимаю, сам монтирую, звук пишу на камеру. 

- Как делаете так, чтобы герои картин вас не замечали? 

- Сейчас камеры стали уже как ваш диктофон, вы его держите рядом с листком, я даже уже забыл про него, не замечаю. Размер камеры, безусловно, имеет значение. С другой стороны, я сейчас видел очень хорошее кино в Париже на фестивале, которое мне казалось, что можно снять только на маленькую камеру, но оно было снято на большую. Вопрос еще в том, как у тебя выстраиваются отношения с человеком. 

- А как находите героев? 

- На Камчатке я был несколько раз. А с героем последнего фильма познакомил интересный персонаж Всеволод Лисовский, он в Москве занимается театральными постановками. В документальном кино важно не вклиниваться в жизнь героев, а аккуратно наблюдать. 

- Как вы вообще себя обеспечиваете материально? 

- Я пробовал получать гранты минкульта несколько раз, не получилось. Я снимаю в основном такое кино, которое в производстве денег не требует. Если вопрос в том, на что я существую. Я работаю оператором на других картинах. Иногда монтирую, но мне больше нравится конечно стоять за камерой.

- Фильмы ваши только на фестивалях можно увидеть и подобных «Смене» площадках? 

Да, пока так. У нового фильма сейчас фестивальные показы и показы в киноклубах.

- Есть какие-то задумки, желания, что бы еще хотели снять? 

Сейчас хочется снять новое кино в другом пространстве и в географическом, и культурном. Есть страны, в которых я понимаю, что мне здесь хочется снимать. Такая страна для меня Турция. Недавно мы снимали там с турецким режиссером кино про одного очень интересного ювелира, который полностью вручную делает изящные украшения для женщин. Это было очень полезно для глаза оказаться в его старинной мастерской. Надеюсь этот фильм скоро покажут на каком-нибудь российском фестивале.

- А какое ощущение от Татарстана? 

-  Я только в Казани был. Последний раз - 6 лет назад. Слышал, что за последнее время город сильно изменился. Но сам город после Универсиады я еще не видел, так как сегодня сразу с поезда оказался здесь, в "Смене".