Виновные в крушении теплохода проведут за решеткой 28 с половиной лет. Это почти в два раза меньше, чем требовало гособвинение [ФОТО]

 

В самой масштабной речной катастрофе в современной истории России сегодня поставили точку. Судебный процесс длился больше года. 90 томов в этом уголовном деле, более 250 экспертиз было проведено, включая судоводительскую и инженерно-техническую.

 

"События" вели текстовую трансляцию из зала суда.

 

Многие потерпевшие в перерывах между заседаниями говорили, мол, символично, что виновников этой трагедии накажут в канун годовщины трагедии, что вот-вот можно будет перевернуть эту черную страницу в их жизни, но решение суда шокировало всех. Родственники погибших надеялись, что если уж судья не даст сроки выше, чем просило обвинение, то хотя бы не снизит их. Но получилось наоборот.

 

 

Светлана Инякина, субарендатор судна просидит в колонии общего режима 11 лет (гособвинение просило - 14,5), суд счел смягчающим обстоятельством наличие у нее малолетнего ребенка.

 

Владислав Семенов, инспектор казанского отдела Ространснадзора - 5 лет (гособвинение просило 8 лет), суд так же учел наличие у Семенова несовершеннолетних детей.

 

Ирек Тимергазеев, начальник казанского отдела Ространснадзора – 6 лет (гособвинение просило 8 лет), суд учел положительные характеристики обвиняемого и то, что раньше он не привлекался к уголовной ответственности.

 

Якову Ивашову, эксперту Росречрегистра суд постановил назначить 5 лет лишения свободы, но в связи с амнистией в честь 20-летия Конституции РФ, освободил прямо в зале суда (гособвинение просило для него 7 лет колонии общего режима).

 

Причем, если остальным обвиняемым в срок наказания зачтутся те 3 года, что они отсидели в СИЗО, пока шло следствие, то Хаметову придется отсидеть весь назначенный срок в колонии.

 

 

После заседания потерпевшие не могли сдержать слез. Даже Геннадий Игнарин (он потерял на «Булгарии» сына Ивана), всегда стойко державшийся во время интервью, с трудом говорил от волнения и обиды.

 

- По поводу Ивашова, он первый сделал все, чтобы свершилась эта трагедия, и не сделал ничего, чтобы эту трагедию остановить. Какая может быть амнистия? Ивашов дал толчок к преступлению. Он знал, что судно не исправно, но выдал разрешение на эксплуатацию. Этот приговор – плевок в душу всем нам и в память всех, кого мы похоронили, - сказал Игнарин.

 

- Что такое для них 11, 6 и 5 лет? Они отсидят и выйдут, увидят своих детей, а мы своих уже никогда не увидим, - рыдает Лилия Салахиева, у нее погибла единственная дочь Лейсан. - 122 человека убили, их них 28 детей, моя дочка беременная была! Хотя бы по году за каждого дали бы, это было бы справедливо, а тут 28 на всех!

 

Представители гособвинения тоже считают наказание слишком мягким.

 

- Мы после тщательного изучения приговора будем решать, обжаловать его или нет. Погибло 122 человека, и быть довольным этим решением суда нельзя, - сказал Ильдар Нуруллин, помощник прокурора Казани.

 

Потерпевшие сегодня твердо заявили «Событиям», что собираются подавать апелляцию.

 

Адвокат старшего помощника «Булгарии» Рамиля Хаметова, так же сказал «Событиям», что будет  обжаловать приговор, он на его взгляд слишком суров.

 

 

По мнению суда к трагедии привели несколько причин. Первое – это круговая порука. Суд зачитывал показания свидетелей и обвиняемых, они шокировали. Выходит, что если у вас есть хорошие знакомые в нужных кругах и энная сумма денег, можно получить любое разрешение.

 

Из показаний Семенова: «Инякина обратилась с требованием произвести пред лицензионную проверку. Мой руководитель Тимергазеев объяснил, что проверка должна быть произведена в кратчайшие сроки и заключение должно быть положительным. Тимергазеев утверждал, что Инякина очень нужный человек и ей надо помочь».

 

Из показаний свидетеля: «В конце июня - начале июля Инякина приехала и поблагодарила Тимергазеева за то, что он предотвратил проверку судна самарским отделом Речнадзора. Инякина сказала, что если бы не Тимергазеев, они бы запретили эксплуатацию судна». То есть свидетели утверждают, что Тимергазеев фактически покровительствовал Инякиной в ее преступных действиях».

 

Вторая причина – это техническая негодность судна и низкая квалификация экипажа. Команду набирали по объявлению в газете, пассажиры видели, что сотрубники, находясь на работе, употребляли спиртное. Именно из-за того, что команда вовремя не закрыла иллюминаторы, в помещения теплохода попала вода. Старший помощник капитана халатно относился к своим служебным обязанностям, знал, что в Казань предстоит идти в условиях шторма, но проконтролировал, чтобы все иллюминаторы были закрыты.

 

Третья причина – это погодные условия. Был шторм и резкий порыв ветра, ударивший слева, фактически опрокинул корабль, который и так имел сильный крен на правый борт.

 

Дарья Турцева

фото: Ринат Назметдинов