Накануне праздника Пасхи митрополит  Казанский и Татарстанский дал эксклюзивное интервью «Интертат.ру» [ЭКСКЛЮЗИВ]

 

- Ваше Высокопреосвящество, расскажите, какие задачи сейчас у православной церкви в Татарстане?

 

- Основная задача РПЦ -  спасение людей. Когда говорят, что церковь должна заниматься социальной работой, миссионерской, просветительской – все это необходимо, да,  но главное церковь работает над тем, чтобы воссоздать в человеке тот внутренний мир,  с которым он сможет справляться с проблемами. А для этого необходим огромный труд. Если в начале 90-х у нас в Епархии, объединяющей Татарстан и Марий Эл,  было всего 23 храма, то тогда можно было спокойно жить и проблем никаких не было. И духовенству кроме отправления религиозного культа ничего другого не надо было делать. Слава богу, времена изменились. Перестройка коснулась  и духовной жизни каждого человека. То массовое открытие храмов, которое произошло в 90- е годы, послужило стимулом к тому, чтоб народ вспомнил о своих корнях, традициях. Сейчас у нас только по Татарстану около 350 приходов. Проблем перед приходами много – строительство и реставрация храмов. И не так уж много сейчас благотворителей. Но, слава богу, такие люди находятся.

 

- Почему же мало тех, кто готов постоянно помогать? Ведь в России раньше были сильны традиции меценатства.

 

- Чтобы их возродить, надо человека переделать, чтоб он прошел через огонь, воду, и медные трубы. Чтоб осознал, что все его богатство – временное. До революции были в Казани люди, которые хотели оставить о себе память в духовном богатстве, храмы строили. И люди до сих пор о них вспоминают. А сейчас богатые в основном на что тратят? На имущество за границей. Останутся они в памяти? Нет, конечно. Будут еще физически живы, уйдут на пенсию, уедут на берега Сены и будут там сидеть газетки читать. А здесь их никто и не вспомнит.

 

Как говорится - спешите делать добро. И без внешнего укрепления церкви внутренней жизни не будет. При каждом храме сейчас  ставится задача, чтоб были образовательные центры, воскресные школы, где дети могут получать задатки основ православной культуры, которые им пригодятся в жизни. Хорошо ведь не только церкви  строить, но и заботиться о том,  где будут наши дети заниматься, досуг проводить. Сейчас, например,  сколько заброшенных детских лагерей в муниципальной и республиканской собственности. Но когда мы бьемся, чтобы хотя бы какую- то разруху, бывший пионерский лагерь передали религиозной организации – пока никак такие вопросы решить не можем. Нам нужны центры духовного просветительства. Сейчас если мы мероприятие проводим, приходится снимать помещения, залы. Но это опять выливается в деньги, которых у наших приходов нет. Мы живем только благодаря пожертвованиям наших бабушек, у них и так жизнь не такая уж веселая. И если они покупают свечку или жертвуют рубль – это для них тоже большая финансовая потеря. Хорошо бы были меценаты, которые помогали бы нам в деле просвещения.

 

- В последнее время  любят считать деньги РПЦ, особенно в соцсетях. А сидит там очень много детей и подростков. Как построена работа с этой аудиторией, чтобы дети по-другому воспринимали церковь?

 

- У нас почти при каждом храме есть аудитория молодёжная, по выходным проходят лекции и общение, завязываются дружеские отношения. К примеру, сестричество , там много девушек молодых. Их работа - это тяжелый крест. Ведь как  молодежь чаще  думает: «Я бы лучше пошел, погулял, потусовался, а тут надо какую-то старуху больную навестить».  Но было бы прекрасно, если бы государственная социальная служба нас поддерживала, чтоб было сотрудничество. Нужны помещения, люди, которым надо платить, транспорт. Кто к нам на такую тяжелую работу пойдет? Мы можем дать 5-6 тысяч, но для молодежи это смехотворно. У руководителей отделов у нас максимальный оклад 15 тысяч рублей. А ориентироваться на то, что церковь лопается от денег - то мы открыты, я всегда говорю - придите, посмотрите на наши счета и какие оклады у наших работников. Это просто ради Бога они трудятся. Мы живем только на пожертвования верующих. А иные приходы еще приходится датировать.

 

- Как построено ваше сотрудничество с Духовным управлением мусульман республики?

 

- Буквально на днях мы вместе обсуждали вопрос по сохранению материнства и детства. Был круглый стол, в нашей группе есть и светские люди – врачи, которые будут  читать лекции и для православных, и для мусульман.

 

И в социальной работе нам очень помогают. У  нас зимой сгорели три храма кряшенские. В первую очередь на наш призыв о помощи откликнулись мусульмане: из Москвы они перечислили 1 миллион рублей, и наш ДУМ дал 200 тысяч. Это приличная сумма, даже если на три прихода разделить. А наши благодетели -  сколько мы ни обращались  на нашем сайте, ни писали,  и счет был открыт, ничего так и не поступило...

 

Это если опять говорить о меценатстве: вот строится сейчас в Казани хоспис, мы объявили сбор средств. Приходят ко мне и говорят: «В большом храме в воскресенье собрали 500 рублей».  Мы уже недели две по всей Епархии на хоспис собираем и собрали около 200 тысяч. Но это незначительная сумма. Наверно никто не гарантирует родителям, что их дети не окажутся в таком положении, поэтому это святое дело, на это надо откликнуться.

 

-  В мае впервые пройдет форум православной общественности Татарстана. Наверное, все эти вопросы вы будете там обсуждать?

 

- Для многих, особенно не церковных людей, непонятно что такое РПЦ. Думают как: «Ага, сидит там Анастасий, бьет, разгоняет семинаристов,  не знай что там творится» А нам хотелось показать что из себя представляет церковь, какую роль она играет не только в духовной жизни человека, но и в жизни республики. Не зря на форум приглашены главы администраций всех районов, ведь на их  территориях находятся наши приходы. Нам нужно рассказать о проблемах, которые стоят перед церковью, ведь многие не представляют, что нам приходится решать. Плюс общение:  все представители всех конфессий Татарстана: мусульманского духовенства, иудейского,  католические священники. Это форум где мы покажем свою толерантность. Хотя я не очень люблю слово «толерантность», потому что это «терпение». А мы не терпим друг друга, а  живем мирно. Мы хотим показать это всей России, Татарстан должен быть примером для других регионов. Ведь к нам гости приезжают и удивляются: как у вас в Кремле и мечеть, и собор, и посреди дворец президента? А мы отвечаем: прекрасно – тут власть и гражданская, и мусульманская, и церковная, все  на одном пятачке. Так и в районах  у нас - строят храм, а на другой стороне улицы мечеть. Надо чтоб люди смотрели друг другу в глаза.

 

- Привезут ли в этом году  в Татарстан какие-то святыни?

 

- Привозить со стороны пока не планируем. Но мы, принимая другие, часто  забываем о своих. Например, этот год посвящен 700-летию со дня рождения Сергия Радонежскго.  А у нас есть древнейшая икона начала 16 века, которая принесена Иваном Грозным,  в нее вставлена частичка гроба. Мы решили организовать крестные ходы по нашим районным центрам. Так мы отметим это событие. И сколько у нас таких святынь. То, что Казань сохранила в годы советских лихолетий  и репрессий - такого нет ни в одном городе.

 

- Наше интервью выйдет в Страстную пятницу, незадолго до Пасхи. Что бы вы пожелали всем, не только православным.

 

-  Чтоб люди не страшились любых  жизненных ситуаций, даже тяжелых, потому что Господь с нами. Нам иногда кажется, что он оставил нас, что ничего в нашей жизни нет хорошего и впадаем в уныние.  А это грех, он приводит к разрушению души. Поэтому всегда радуйтесь. Не бойтесь искушений жизненных, пусть не смущается сердце ваше, ведь радость воскресения  даруется через испытания. 

 

Елена Вавилова

фото: Ринат Назметдинов