Портал sntat.ru решил напомнить горожанам и гостям столицы об интересных исторических объектах, куда не водят массовых экскурсий.

 

Как часто нас спрашивают: «Куда сводить гостей, если Кремль и Кул Шариф уже посмотрели, на Баумана и Петербургской прогулялись?» Оказывается, казанцы даже не подозревают, что живут под боком уникальных, но незаслуженно забытых достопримечательностей. 

Каких только названий не дают нашей столице! В научной среде часто используют еще одно - Мекка органической химии. В середине 19 века в Казани возникла научная школа, которая прославила ее на весь мир. 

Помните, в презентационных роликах Казань часто представляют ее выдающиеся люди? Тукай, Шаляпин, Нуриев, а еще Бутлеров, Зинин, Клаус, Арбузовы и другие выдающиеся ученые-химики, чьи труды вошли в золотой фонд мировой химической науки. 

В том же списке Марковников, Попов, Флавицкий, Зайцев, Вагнер, Альбицкий, Реформатские, Разумов, Камай, Пудовик, Абрамов, Коновалов, Верещагин, словом, весь учебник химии, как шутят студенты.  

Казанская школа известна своими знаменитыми открытиями. Это новый элемент таблицы Менделеева - рутений, искусственный краситель - анилин, создание теории химического строения органических соединений и работа над основами фосфорорганической химии. 

И пусть эти понятия мало что говорят человеку неподготовленному. Но погружение в атмосферу старинной лаборатории, где трудились величайшие умы прошлого, может потрясти любого. Тем более, что подобных достопримечательностей в Европе всего три. Это музей-лаборатория Юстаса Либиха в Гиссене, музей Менделеева в Петербурге и музей Казанской химической школы. 

Причем, наш - единственный мемориальный. Вы не увидите здесь привычных музейных витрин и стендов. В нем всё сохранилось в том виде, в каком было при жизни владельцев. 

Кроме того, лаборатория и аудитория действующие. В стенах музея и сегодня живет химический институт. Нынешние студенты постигают азы науки и вовсю химичат за теми же партами и столами, что и знаменитые предшественники. 

Кстати, здесь вам могут рассказать любопытную деталь. Как-то мальчик Саша увлекся опытами по изготовлению бенгальских огней и пороха. А, когда это привело к сильному взрыву, учитель в наказание три дня подряд ставил его на стул в столовой на всеобщее обозрение. На груди у провинившегося красовалась табличка с надписью «Великий химик». Впоследствии слова наставника стали пророчеством. Иначе Александра Бутлерова и не величали. 

Само здание музея и его архитектура заслуживает особого внимания. Это часть ансамбля университетского двора, двухэтажный старинный особняк за главным зданием КФУ. Уже с порога воображение посетителей поражают его массивные двери, сводчатые потолки и необычные арочные проемы окон.  

Построили корпус специально для химиков и физиков в 1837 году. Это была первая настоящая химическая лаборатория в городе. Именно в ее стенах началось развитие органической химии в нашей стране, за что Казань именуют «колыбелью русской органической химии». 

Из фойе попадаем в знаменитую полукруглую Бутлеровскую аудиторию. Три сектора деревянных столов с лавками тянутся под потолок. В центре большой полукруглый стол с каменной столешницей. По обеим сторонам краны, а в них газ, проведенный еще самим знаменитым ученым. По его инициативе прямо в университетском здании построили собственный газовый завод.

В лаборатории всё сохранили в полной неприкосновенности. Трудно поверить, но это единственная в мире химическая лаборатория XIX века с мебелью, оборудованием, сосудами и склянками тех лет. Кстати, стекольный завод тоже был свой. Великий химик Александр Арбузов славился не только своими блестящими экспериментами, но и виртуозным искусством стеклодува. Всю посуду и стеклянные приборы для опытов делал он сам. Сконструированная им колба до сих пор используется на практике и выпускается под названием «колба Арбузова».

Соседний зал выглядит, как сокровищница алхимика. Здесь в трех больших книжных шкафах в старинных пузырьках и склянках хранятся образцы химических веществ, которые впервые синтезировали в этой лаборатории. Среди них и те самые анилин и рутений, принесшие мировую славу их создателям. Никаких аналогов - только подлинники!

Кстати, отечественный аспирин тоже изобрели в этих стенах. Во время Первой мировой войны поставки немецкого препарата в Россию прекратились. Химикам всей страны поставили задачу - создать свое лекарство. И первыми это сделали именно казанские ученые. Александр Арбузов представил образцы лабораторного аспирина на Московской выставке, громко назвав их «Обеспечение независимости России от заграницы в области практической медицины». Вот вам и импортозамещение по-казански! По оценке экспертов, наш препарат ничем не уступал немецкому, патентованному знаменитой фирмой «Байер». В прошлом году казанскому аспирину стукнуло ровно 100 лет. 

В библиотеке большинство книг и научных журналов - иностранные. В них печатали труды великих ученых. Издания на русском языке появились после 1869 года. 

Далее святая святых - рабочий кабинет Бутлерова. Даже вход в него выполнен оригинально. Над дверью за стеклом хранится реторта - старинная химическая посуда. Говорят, с ее помощью Карл Клаус  получил свой рутений.  

В кабинете сохранилось рабочее кресло Бутлерова, хотя его ни разу не реставрировали. Последним здесь работал Борис Арбузов. Но из большого уважения к знаменитому предшественнику не позволял себе даже присаживается в кресле. Садился с другой стороны стола на кожаный пуфик.

В музее около 6 тысяч единиц хранения: химических препаратов, лабораторного оборудования и мебели XIX-XX веков. И даже, если вы ничего не смыслите в химии, сердце екнет от одной возможности увидеть и прикоснуться к местным экспонатам.

Как попасть

Адрес музея: Кремлевская, 18, находится во дворе главного здания КФУ. Открыт для посещений в будние дни с 10.00 до 16.00. Студентам при предъявлении студенческого билета вход бесплатный.

Школьникам и пенсионерам - 50, для остальных - 80 руб. Перед визитом лучше позвонить по телефонам: (843)233-75-31 или 89196809590.