Во всемирный день распространения информации об аутизме портал sntat.ru выяснил, с какими проблемами сталкиваются родители необычных малышей.

 

Дочка Марина Городиловой любит ходить в торговые центры. Ей нравится, когда вокруг много людей, еще, как и всем детям нравится ездить в тележке для покупок. Насте семь лет и она - аутист. Кто такие аутисты? Это не умственно отсталые дети, как привыкли думать многие. Некоторые дети с аутизмом, наоборот, обладают выдающимися способностями - рано учатся читать и считать, обладают феноменальной памятью. Только вот проявить свои способности по команде, как того требует детский сад или школа не могут. На уроке они запросто могут встать и пойти гулять по кабинету. Наотрез отказаться писать диктант и в истерике забиться под стол, укусить одноклассника. Часто аутические проявления принимают за невоспитанность и упрямство, неусидчивость, невнимательность, озлобленность.

Для аутистов специализированных коррекционных школ нет. Родители борются за то, чтобы их дети смогли обучаться в обычных учебных заведениях вместе с обычными детьми, и чтобы учителя понимали особые потребности особенных ребят. А в идеальном варианте у каждого ребенка должен быть сопровождающий, который вовремя успокоит, выведет в коридор, объяснит задание.

- Я обратилась на прием в министерство образования с просьбой содействовать в организации психологического сопровождения для моей дочери. Получила устные разъяснения, что психолог в школе имеется. Но в соответствии с законом как минимум полгода, максимум весь первый год обучения с моим ребенком должен работать психолог постоянно - присутствовать на уроке, брать на дополнительные занятия, но этого нет, - рассказывает Марина Городилова.

Марина волнуется, что во второй класс ее дочь не возьмут. Учителя настаивают на домашнем обучении, но научиться понимать общество и жить в нем «аутенок» может, только общаясь со сверстниками.

В Елабуге есть положительный опыт обучение аутистов. Ирина Романова, педагог коррекционной школы-интерната с нарушениями слуха не побоялась и набрала класс с особыми ребятками. Сейчас там учатся 3 человека. 

- Открывая класс для таких детей, мы в первую очередь ставили задачу «вытащить» детей-аутистов из дома. Само нахождение таких ребят в школе, игры с другими детьми на переменах, участие во внеклассных мероприятиях для них имеет огромное значение и ведет к социализации. Открыв отдельный класс, мы смогли взять в школу троих детей, которым было рекомендовано домашнее обучение. Так как наша школа интернатного типа, детки - аутисты не уходят домой сразу после уроков, все время эти дети находятся в окружении обычных детей, вместе кушают, играют, гуляют. За нами закреплена комната отдыха, где мы в любое время можем отдохнуть в тишине, - рассказывает о своем опыте Ирина Романова.

По словам педагога, работа дает результаты. У детей появились любимые предметы и учителя. Мальчики с удовольствием ходят на занятия физкультурой, им нравятся уроки ритмики и музыки. Девочка проявляет интерес к занятиям с учителем-дефектологом. У детей произошел огромный скачок в социальном развитии. 

- Индивидуальный подход трудно организовать в большом классе. Его в идеале, должен помочь организовать так называемый тьютер, это, во-первых. Но в данный момент государство не может обеспечивать каждого особенного ребенка человеком, который бы сводил в туалет, прописал что-то в тетради. Во-вторых, нужна огромная работа с остальными детьми, чтобы ребенок не стал предметом насмешек, огромная работа с родителями других учеников, ведь аутичный ребенок бывает агрессивен - может покусать, пнуть, стукнуть. Другие родители, естественно, переживают за своих детей, так что эта работа с обществом в первую очередь, - считает педагог.

По словам директора Института коррекционной педагогики Николая Малофеева проблема адаптации детей-аутистов актуальна как никогда.

- Число аутистов увеличивается во всем мире. Но это не значит, что их от чего-то стало больше. Просто раньше их плохо считали. Это считалось психическим заболеванием, и говорили, что вначале таких детей надо вылечить, а потом давать образование. К счастью, эта ситуация поменялась в последние годы, - говорит Малафеев.

В минобрнауки Татарстана знают, что в республике есть проблемы с обучением аутистов. Тьюторов, которые полагаются таким детям по закону готовят очень мало и инклюзивное образование, которое требуется «аутятам» не может быть внедрено моментально.

К примеру, в Великобритании, которая одной из первых стран пошла по пути инклюзивности, ушло более 20 лет на то, чтобы наладить систему.

- Если ребенка-аутиста выгоняют из общеобразовательной организации, надо обращаться в министерство образования, мы эту проблему будем решать. Особая методика работы с детьми-аутистами требует подготовки специальных кадров. Эта проблема существует, мы ей занимаемся, - сказал в беседе с sntat.ru Андрей Поминов, первый заместитель министра образования и науки Татарстана.

Однако, ситуация с обучением детей-аутистов уже начала меняться в лучшую сторону, пока правда, только на бумаге, но все же. Впервые был разработан федеральный государственной образовательный стандарт для детей с расстройствами аутического спектра. Сейчас с ним знакомятся в субъектах России. С 1 сентября 2016 года он должен быть введен в деятельность школ и детских садов.