Дочь поэта-фронтовика Шарафа Мударриса рассказала читателям «Событий» неизвестные факты об отце.

 

На фронт Шараф Мударрис попал в 1941 году. 21-летнего талантливого парня, поэта и гордость Дрожжановского района сначала призвали в армию, а потом, как и многих, отправили на фронт, на западную границу. В знаменитом сражении под Ельней в 41-м минометчик Мударрис был ранен.

- Как только встал на ноги, папа снова отправился на фронт, но с передовой его вызвали на секретный объект под названием «Сосна». Это был поезд, надежно укрытый в лесу. Там и типография, и набор, в каждом купе отдельная редакция. В татарскую редакцию газеты «За Родину!» срочно нужен был поэт, и отца перевели туда военным корреспондентом. Бок о бок работали русские, татары, литовцы, узбеки, латыши. В соседнем с папой купе трудились Михалков, Светлов, Матусовский, - рассказывает дочь поэта Эльфия Мингазова.

Тогда орудием журналистов было не только перо. Мешок за плечи, оружие, планшет - и на передовую, туда, где идут бои. День Победы Шариф Мударрис встретил в Берлине, распевая на развалинах рейхстага татарские песни.

- О войне папа мало рассказывал, берег нас. Когда я спрашивала, что за огромная рана у него на ноге, отвечал только: «Ну война же, дочка». Он был очень романтичный. Когда мы ездили в деревню, выходил на каждой станции, собирал цветы мне и маме. Братьям он сам вырезал шахматы, вообще все игрушки нам сам делал. Но когда садился в кабинет, то всё - к нему не подходи. Утром вставали - гора окурков, исписанных листов, папа обычно по ночам работал, - вспоминает дочь.

В 45-м с фронта поэт не вернулся. Его как безупречного знатока немецкого языка оставили послужить родине еще на два года. Немецкий, кстати, Мударрис выучил по листовкам, которые разбрасывали фашисты. На фронте освоил языки своих сослуживцев, а когда вернулся в Казань, еще и английский. И первым перевел на татарский произведения Шекспира, Бернса, Гете, Шиллера.

- Недавно мне позвонили из Чувашии и спросили разрешения издать поэму «Нарспи», которую папа перевел на татарский, а еще проводится ежегодный республиканский конкурс папиного имени на лучший перевод татарской литературы на английский. На родине папы открыт музей, мама в свое время туда многое отдала, у нас на руках мало чего от папы осталось. Так что память об отце живет, его не забывают, - радуется Эльфия Шарафовна.

Умер поэт, когда ему было всего 44 года, от кровоизлияния в мозг. Сказался тяжелый график работы, уверена Эльфия Шарафовна. Кроме переводов и стихотворчества, Мударрис вел поэтический кружок и работал журналистом в газете «Советский Татарстан». Никто из троих детей поэта стихи не пишет - сыновья стали «силовиками», но способности отца отчасти передались дочери, она редактор газеты для ветеранов УФСБ РФ по Татарстану.

- Часто звонят внуки и просят: «В школе задали стихотворение о войне рассказать, подскажи нам дедушкины, а то что мы будем чужие учить». Возможно, кто-то из них в будущем вдохновится и станет поэтом, как прадед, - мечтает дочь Шарафа Мударриса.