Портал «События» и газета «События недели» продолжают рубрику «Ровесники», приуроченную к 70-летию Победы. Мы сравниваем два поколения – тех, кто пережил войну, и нынешнюю молодежь.

 

Петр Чистяков, 90 лет

Когда началась война: было 16 лет.

В 41-ом году Петр Григорьевич уже  работал на 16-ом казанском заводе электриком. Жил в общежитии. Помнит, как к ним селили эвакуированных из блокадного Ленинграда. Люди были исхудавшие, голодные. Призвали Петра Чистякова в армию в январе 1943-го. Попал в 255-ю стрелковую дивизию в 978-ой пехотный полк.

- Ведь как говорят? «Пехота - прошел сто километров, еще охота», - шутит ветеран. - А если серьезно, то я и вправду прошагал немало. Привезли нас сначала на станцию Шимановскую, подучили и отправили в город Свободный. Оттуда мы и шли - Хабаровск, Благовещенск, Ворошиловск, Комсомольск, Совгавань и порт Ванино. Мы там с пограничниками вместе вдоль границы ходили - японцев пугали. А потом нашу дивизию на Курильские острова перебрасывать стали на самоходных баржах. Первым был остров Парамушир. Союзники - американцы, тоже в этой операции принимали участие. Японцы нас огнем накрывали, будь здоров! У них там такие бункера в скалах были: скала отодвигается на рельсах, и орудие выдвигается. А сам артиллерист к орудию цепями прикован. Это смертники - бойцы такие у японцев были, камикадзе. Им терять было нечего вот они и жарили изо-всех сил! У американцев десантные баржи были на сварке  - крепкие. А у нас - на клепках. Но, оказалось, что наши-то как раз и более безопасные. Американская баржа от японских снарядов сразу пополам лопнула и - ко дну! А у нашей - только пробоина: люди успевали спастись. Да и «Катюши» не смолкали - выручали пехоту. Только все равно много тогда погибло народу. Нас, салаг, наше командование пожалело - пустили вторым эшелоном. Первым пошли более опытные бойцы. Мне потом товарищ рассказывал, который первым эшелоном шел, как они в воду прыгали под огнем и плыли к берегу! Раненые тонули - хватали за ноги, на дно тянули. Их командир так сапог потерял. Ладно «калашников» не утопил. А то бы сразу - трибунал. Тогда строго спрашивали.

Петра Чистякова тоже в ногу ранило, но он не пошел в госпиталь, не захотел от своих отставать. Перевязал - и в строй. Не сладко пришлось матушке-пехоте на острове Парамушире. Никогда ветеран не забудет стокилометровые марш-броски по тайге и фронтовые щи «заправленные» с комарами. Говорит, их там тучи целые летали. Но главные «кровопийцы» - японские войска: четыре товарища из взвода погибли под обстрелом. А редкие минуты отдыха бойцы любили песни фронтовые попеть-послушать. Тут без старшины Чистякова никак: всюду возил он с собой трофейную немецкую гармошку-«хромку».

- Но нам обидно было, что под Москвой бои идут, наши гибнут сотнями, а мы тут по тайге бродим, - вспоминает Петр Григорьевич. - Ну и написали мы все нашему полковнику заявления - дескать, пустите нас на настоящий фронт. Тот нас собрал и отчихвостил! Говорит, куда Родина послала, там стоять и будете. У нас, кроме Москвы-матушки, еще три «кита» - Рим, Берлин, Токио. И все нужно очистить от коричневой чумы.

Демобилизовался старшина Чистяков только в 1950 году. Награжден медалью «За победу над Японией»

Рашид Мухаметшин, 16 лет

Учится в 10 классе. Любимые предметы - история, обществоведение. Увлекается спортом, планирует поступать в КФУ - на юридический факультет. Каждый год принимает участие в игре «Зарница». А еще Рашид играет на гитаре, выступает на сцене вместе с друзьями музыкантами. От армии парень «косить» не собирается. Говорит, если призовут, пойдет. Почему бы и нет? Надо Родине отдать долг.

Про Великую Отечественную войну Рашид знает не только по книжкам и фильмам. Его бабушка пережила блокаду Ленинграда.

- Она мне рассказывала, как семья голодала, как от бомбежек прятались, - говорит он. - Это надо, наверное, пережить, чтобы понять, насколько это страшно. Я вот не представляю себе, как это - пойти на фронт в 18 лет, убивать врагов. У них, наших прадедов, конечно, великое мужество было. Страшно ведь, что тебя в любой момент убить могут. Боль, потери... Одно дело, когда на «Зарнице»  по мишеням стреляешь, а другое дело  в человека. Я считаю, что войны должны остаться в прошлом, в истории. В современном мире у современных людей есть много способов решать все конфликты другим путем.

Наверное, поэтому, Рашиду больше нравится история средневековья - рыцарская эпоха. Когда воины если и сражались между собой, то на равных условиях. Благородно. 

Остальные истории двух поколений читайте в нашем спецпроекте «Ровесники».