В Казани прошел всероссийский форум по проблемам обучения особенных детей, на котором депутат Госдумы Олег Смолин заявил, что отдельные регионы стали перегибать палку в погоне за модой на поддержку инвалидов.

 

Инклюзивное образование в России становится профанацией, заявил сегодня депутат Государственной Думы и первый вице-президент Паралимпийского комитета России Олег Смолин. По его словам, в некоторых регионах в погоне за модной тенденцией начали перегибать палку - закрывать коррекционные школы, а детей переводить в обычные.

- В последнее время мы столкнулись с темой профанации инклюзивного образования. Когда в некоторых городах России коррекционные школы расформировывают, детей принудительно помещают в обычные, и при этом никто не создает для них там специальных условий. Родители пишут нам жалобы, - посетовал Олег Смолин.

По словам директора Института коррекционной педагогиги РАО Николая Малафеева, как нет таблетки ото всех болезней, так и не существует идеальной формы образования.

- У нас очень любят устраивать концерты детей с ограниченными возможностями. «Смотрите, как эти дети танцуют, как они радуются!». Это все замечательно, но у меня более жесткий вопрос: чем они будут зарабатывать на хлеб после того, как закончат школу? Смогут ли они этими знаниями воспользоваться в жизни и прожить ее достойно, несмотря на диагноз? Есть дети, которые в инклюзии не смогут получить образования,- говорит Малафеев.

По словам Малафеева важно, чтобы каждый ребенок, несмотря на проблемы со здоровьем получил максимум для своего развития. Родители должны решать, где будет учиться малыш. Задача государства - предоставить выбор.

- Разрушить специальные школы и привести всех в общеобразовательные - это все равно, что построить город сад на Марсе. То, что мы сегодня разрушим все школы - верю, то, что завтра создадим инклюзивные, не очень верю, - считает академик.

В Татарстане есть три направления для обучения особенных детей, их по данным минобрнауки в республике около 4200. Первое - это коррекционные школы, второе -   дистанционная форма обучения, когда дома устанавливается компьютер, подключается интернет, с помощью этого ученик может держать связь с учителем. Третье - инклюзивные школы, где создана «доступная среда»

- Чем больше детей в инклюзии, тем больше учителей должны быть к этому готовы. Мы наращиваем курсы повышения квалификации для педагогов, которые работают в обычных школах. На сегодня 800 педагогов такую подготовку прошли, - рассказал заместитель министра образования и науки Татарстана Андрей Поминов.

По словам депутата Олега Смолина главная проблема именно с педагогами. Если пандусы и лифты можно купить быстро, то обучение педагогов - длительный процесс, да еще не каждый учитель захочет работать со сложными детьми.

- В России инклюзивное образование провозглашено, но очень мало готовят педагогов, чтобы работать с особыми детьми и тем более тьютеров. Но система не может быть внедрена моментально. Великобритания одна из первых пошла этим путем и затратила на внедрение более 20 лет. Поэтому мы в самом начале пути, - считает депутат Госдумы Олег Смолин.

В прошлом году на реализацию внедрения программы инклюзивного образования в Татарстана потратили 270 миллионов рублей. Средства поступили из федерального и республиканского бюджетов. На них смогли адаптировать 104 школы.

Читайте также по теме: Что такое инклюзивное образование в Татарстане?