Гузель Гиззатова рассказала «Событиям» об отце - участнике Великой Отечественной войны.

 

Имя Казбека Тазиевича многим покажется знакомым. Действительно, доктор философских наук, профессор - сын известного татарского драматурга Тази Гиззата. 18 января 2015 года ему исполнилось бы 90 лет. На фронт Казбека призвали в январе 1943 года. После того как его старший брат Узбек, будучи командиром танка, в сентябре 1942 года погиб в бою за Ржев. О фронтовых буднях, как и многие участники войны, рассказывать не любил. В памяти его дочери Гузель отложился другой случай, который, как она считает, характеризует отца не менее точно.

- После войны папу оставили в кадрах, он служил на Сахалине. Это длилось целых 10 лет, до 1955 года, только тогда его демобилизовали в связи с неизлечимой болезнью дедушки - Тази Гиззата. На дворе 1953-й, мне полтора года, с Дальнего Востока мы едем в отпуск в Казань. Вместе с нами на корабле заключенные, ошалелые от нежданно обрушившегося на них счастья - амнистии по случаю смерти Сталина. Четверо суток в пути, конвой в страхе спрятался в трюм. Из военнослужащих на верхней палубе был только папа. Зэки сразу начали к нему присматриваться, как он себя поведет. Папа выбрал совершенно бесхитростную манеру - искренне высказывал всё, что думает о них, осуждал. И вот папа стоит со мной на руках на палубе, к нему подходит Николай, главарь этой банды. Говорит, что, когда его забирали в тюрьму, у него осталась дома дочка. Такая же, как и я, ей тоже был тогда годик. Он по ней очень скучал и поэтому хотел бы подержать меня на руках. Папа посмотрел за борт: корабль несется, рассекая темные волны. Посмотрел на Николая: у него на пиджаке отрядами гуляют вши. Но он дал меня Николаю, тот прижался ко мне, целовал и плакал. Потом поблагодарил папу за сердечность и смелость, благополучно вернул меня и сказал: «Ты настоящий мужик, Казбек». Этот случай очень ярко характеризует папу. Он, офицер Советской Армии, должен быть непреклонным и беспощадным к отпетым убийцам, к изгоям общества, но его твердым убеждением было и то, что человек всегда остается человеком и он достоин любви и сострадания, - вспоминает отца Гузель Гиззатова.

Трепетное отношение Казбек Тазиевич испытывал и к своим родителям.

- После демобилизации папа решил, что должен поступить в вуз - КАИ или на мехфак КХТИ, так как это было ближе к его военной специальности - техник по артвооружению. Но два месяца пребывания у постели умирающего отца потрясли его и заставили изменить планы. Он поступил на отделение татарского языка и литературы филфака КГУ. На его счету более 300 научных трудов по философии, эстетике и не только. Он также написал несколько пьес, которые были поставлены на сценах республиканских театров. Кроме того, он сценарист двух многосерийных фильмов. Один из них - «В августе 91-го года» был издан отдельной книгой. То есть папа продолжил дело своего отца Тази Гиззата, - гордится Гузель Казбековна.

При жизни Казбек Гиззатов сделал всё, чтобы увековечить память о знаменитом отце. То же самое пытается сделать и его дочь, только у нее в два раза больше работы. Она хочет, чтобы помнили не только о ее знаменитом дедушке, но и о ее отце, он ведь тоже этого достоин.

- Папа именной лауреат премии Шигаба Марджани. Это событие для него имело особый смысл. Это не только признание, оно перекликалось с предсмертным завещанием дедушки. Летом 1954 года Тази Гиззат и Салих Сайдашев лежали в одной палате больницы, у обоих рак. Догадываясь о своей близкой кончине, они попросили, чтобы их похоронили рядом, причем на том, пока «необжитом» участке кладбища, где покоится выдающийся татарский просветитель и философ Шигабутдин Марджани. Их завещание было учтено. Потом этот участок стал местом захоронения многих выдающихся татарских писателей, композиторов, артистов, ученых - Кави Наджми, Наки Исанбета, Ризы Ишмуратова, Мансура Музафарова, Рашида Вагапова, Джаудата Файзи, профессора Мансура Абдрахманова и других. Кстати, папа был захоронен там же, и его будущий памятник будет смотреть на памятник его научного руководителя, философа М. И. Абдрахманова. Мне это тоже кажется символичным, - говорит дочка талантливого татарского ученого и внучка выдающегося драматурга.