В Казани, Нижнекамске, Альметьевске и других городах республики зарылись офисы кредитного потребительского кооператива «Первый Кредитный». Как утверждают вкладчики, руководитель КПК и бухгалтер скрылись вместе с деньгами и документами.

 

Кредитный потребительский кооператив «Первый Кредитный» открылся в марте 2013 года под брендом КПК «Русфинанс». Но в августе прошлого года банк с одноименным названием добился через суд, чтобы кооператив сменил вывеску. Офисы организации были открыты и в других регионах. И везде народ активно вкладывал в него средства, соблазнившись обещанием высоких процентов. Конечно, людей интересовали гарантии, но их успокаивали, что, мол, деятельность кредитного потребительского кооператива регулируется Федеральным законом от 18 июля 2009 года N 190-ФЗ «О кредитной кооперации». И что все личные сбережения пайщиков застрахованы.

Однако в декабре прошлого года у кооператива появились проблемы, а 12 января поиздержавшиеся после новогодних каникул казанские вкладчики пришли к центральному офису, чтобы получить свои деньги с процентами, но двери так и не открылась.

Такой оборот дела стал сюрпризом и для сотрудников кооператива, многие из которых тоже были вкладчиками. И теперь потеряли не только деньги, но и работу. Дружно закрылись и офисы в других городах, а руководитель КПК Марат Ибрагимов перестал выходить на связь и даже удалил свою страничку в соцсетях.  

- У Ибрагимова это был не единственный кредитный кооператив, - рассказал корреспонденту sntat.ru один из бывших сотрудников КПК, который представился Евгением. - Но, по-моему, самый успешный. Это была просто золотая грядка. Он активно набирал персонал, выпускал газету. Рекламный бюджет составлял порядка 5 миллионов рублей ежемесячно. А проценты по вкладам достигали 120% годовых.

Клиентам объясняли, что кооператив зарабатывает, отдавая деньги в займы под высокие проценты тем, кому банк отказывал в кредите из-за неблагонадежности. Если же кто-то сомневался, что такой контингент вернет деньги с процентом, то его успокаивали, что мол, не переживайте: не вернет один - вернут два других. Дескать, когда деньги дают под 1-2 процента в день, долг одного не вернувшего легко покрывается десятью вернувшими. Сотрудники офисов тоже активно вкладывали деньги в «Первый Кредитный».

- Несколько месяцев подряд я получал деньги с процентами, - рассказывает Евгений. - Я, конечно, подозревал, что рано или поздно все это закончится, но все-таки надеялся, что не так скоро. Мне просто повезло: осенью прошлого года мне понадобились деньги, и я их снял. Осталось там немного: вступительный взнос и 1 тысяча рублей - чтобы не терять контракт.

А вот другим повезло меньше.

- Все, что было, вложила в этот кооператив, - чуть не плачет Мукарама Галиева из Нефтекамска  (Башкортостан). - Мы с мужем себе на похороны копили. Мужу 77 лет, и он тоже в отчаянии! Даже пытался  покончить с собой.

- Первым пайщиком из нашего семейства оказалась моя мама, - говорит Алина из Нижнекамска. - Честно говоря, привела туда ее я. Потому что раньше мы уже имели дело с таким же кооперативом, который деньги зарабатывал строительством жилья. И там получали 24% годовых. Тогда как банки, даже коммерческие, предлагали половину. И вот как-то раз, когда закончился срок очередного вклада, я увидела рекламу нового кооператива «Русфинанс», где проценты были еще выше - 120%. Вот мы и «клюнули». Мама положила туда наши деньги на 8 месяцев - до марта. Но кооператив прогорел. Пайщицей «Первого Кредитного» была и моя свекровь, и, как оказалось позже, еще и мой муж хотел сделать нам сюрприз - по окончании вклада купить поездку на море. Но успел получить проценты только за один месяц. В итоге у мамы пропало 220 тысяч рублей, свекровь потеряла 150 тысяч, а муж - 30 тысяч рублей. 

Заявление в полицию нижнекамские пайщики написали еще в 20-х числах декабря прошлого года. Но, по словам Алины, им сказали, что вряд ли найдут руководство и вернут деньги и что они сами должны «бить во все колокола» и бегать по всем инстанциям и по судам. Мол, сами положили им свои деньги в карман, чего же теперь жалуетесь?

В пресс-службе МВД Татарстана корреспонденту sntat.ru сообщили, что в прошлом году по так называемым финансовым пирамидам было возбуждено 25 уголовных дел. А в нынешнем году пока ни одного. По заявлениям пайщиков «Первого Кредитного» проводится проверка.


Экспертное мнение

Игорь Кох, завкафедрой ценных бумаг, биржевого дела и страхования КФУ: 

- Кредитный потребительский кооператив - это легальная организация, но он выполняет только две банковские операции - привлекает средства и выдает займы. И в отличие от банка, он не так жестко контролируется ЦБ. К нему не предъявляются какие-то специфические финансовые требования, он не соблюдает какие-то особенные экономические нормативы, он не обязан создавать какие-то серьезные резервы. Кроме того, кооперативы не включены в систему страхования вкладов. Но назвать их финансовыми пирамидами нельзя, пока они исправно функционируют. В режим пирамиды кредитная организации переходит только тогда, когда заемщиков становиться значительно больше, чем вкладчиков. Это может случиться в любой момент. Но чтобы его уловить, нужно быть «внутри» пирамиды. Еще одно отличие кредитного кооператива от банка в том, что при банкротстве он проходит такую же процедуру, как все юридические лица. То есть, с молотка продается имущество банкротов, а вырученные средства направляются на взыскание. Вот только имущества у КПК, как правило - нет, даже офис арендуется. К тому же, по закону, при банкротстве в первую очередь взыскиваются налоговые платежи и другие выплаты в бюджет, а также задолженность по зарплате, и только потом - все остальное. Так что у пайщиков КПК практически нет никаких шансов вернуть свои вклады, тем более - с процентами. Нужно понимать с самого начала: где есть возможность получить большие прибыли, там всегда большие риски остаться ни с чем.


Дословно

Илдус Нафиков, прокурор Татарстана

Используя пробелы правового регулирования, упущения в контролирующей деятельности государственных органов, на наших глазах пышным цветом расцветают финансовые пирамиды, обещающие населению сказочные проценты на вложенные средства. По самым приблизительным оценкам, в республике указанными организациями привлечено у населения более двух миллиардов рублей. Нами проведена масштабная «инвентаризация» этих юрлиц, которых оказалось более 500. Из них порядка 70% по месту регистрации не находятся, и, где они осуществляют деятельность, непонятно. Данный список направлен в МВД и Отделение Нацбанка для принятия адекватных «антиотмывочных» мер.

Надо сказать, что мы все вместе не дорабатываем в плане правового просвещения граждан, ведь не всегда государство может вмешаться в равноправные экономические отношения. Люди в надежде на легкие заработки несут свои деньги куда попало, не осознавая бремя возникающего в данном случае коммерческого риска и не думая о последствиях непродуманных инвестиций.

С учетом складывающейся обстановки прокурорам необходимо обратить внимание на факты невозврата в Российскую Федерацию денежных средств в иностранной валюте. Должны начать работать изменения в законодательстве, направленные на деоффшоризацию экономики.