Ни потерпевшие, ни обвиняемые не были согласны с решением суда предыдущей инстанции.

 

Потерпевшим наказание показалось слишком мягким, а осужденным, наоборот чрезмерно жестоким. Напомним, суд Московского района Казани рассматривал дело почти 2 года, а 6 июля, в канун трехлетней годовщины со дня трагедии, вынес приговор.

Светлане Инякиной - 11 лет лишения свободы

Иреку Тимергазееву - 6 лет

Рамилю Хаметову - 6,5 лет

Владиславу Семенову - 5 лет

Якову Ивашову - 5 лет.

Причем, Ивашова, который во время судебного следствия находился в СИЗО, суд освободил прямо в зале по амнистии, а старпома Хаметова, который приговора ждал под подпиской о не выезде, постановил взять под стражу.

Чиновников обвиняют в том, что они выдали заведомо ложные свидетельства о готовности судна к плаванию. Обвиняемые настаивали на том, что «какая-то бумажка не могла затопить судно», а на дно «Булгарию» затянул экипаж. Якобы, команда не подготовилась к плаванию в штормовых условиях, а именно не закрыла иллюминаторы перед выходом в водохранилище, как того требуют правила речных перевозок. Ни один из обвиняемых тогда вину не признал.

В Верховном суде есть свои особенности. Например, дело рассматривает не один судья, а коллегия судей из трех человек - это Галина Крупина, Рашид Файзуллин, а председательствует Роман Давыдов. Подсудимые находятся не в зале суда, а в СИЗО. За процессом они следят по видеосвязи. Судья определил четкое расписание судебных заседаний - каждый четверг.

- Сколько будет этих четвергов, не могу сказать, но будем стараться не затягивать, - сказал судья.

Такой вариант, судя по всему, не обрадовал обвиняемых. Они старались затянуть рассмотрение дела и обратились с несколькими ходатайствами.

- У меня плохое самочувствие и я не мог ознакомиться с материалами дела. На ознакомление у меня ушло 2,5 месяца, все остальное время я находился в состоянии нездоровья, - посетовал Владислав Семенов. - Во-вторых я настаиваю на личном присутствии в суде. Видеоконференцсвязь препятствует полноценной защите. Я не могу общаться с адвокатом лично и предоставлять материалы дела, доказывающие мою невиновность. Качество связи оставляет желать лучшего, тем более у нас опять в СИЗО не работает факс.

- Я тоже заявляю о личном участии. Я поддерживаю Семенова, - заявил Ирек Тимергазеев. - 40 томов уголовного дела, скорость ознакомления - два с половиной тома в день! Это даже для юристов тяжело. 2500 страниц протоколов судебных заседаний невозможно осилить за такое время!

Другой подсудимый – Рамиль Хаметов, поддержал «коллег». Видеосвязи со Светаланой Инякиной не было, а Яков Ивашов не присутствовал на заседании. Его интересы представлял адвокат.

Судья обратился к потерпевшим - не возражают ли они против ходатайств подсудимых?

Потерпевшие были единогласны. Позицию выразил один из самых активных участников процесса Геннадий Игнарин.

- Мы против. Это затягивание процесса. У них было 3,5 года наравне с нами ознакомиться с материалами дела. А состояние здоровья, посмотрите на нас, неужели мы, потерявшие детей и внуков здоровы? А трое потерпевших, вообще, не дождались результата процесса, и ушли в иной мир, - возмутился Игнарин.

Гособвинение поддержало позицию потерпевших.

Судебная коллегия взяла пять минут на обсуждение и отказала по всем вышеперечисленным ходатайствам, а также в просьбе Тимергазеева и Семенова разъединить уголовные дела по факту якобы противоправных действий, совершенных ими и уголовного дела по затоплению «Булгарии».

Далее начался длительный процесс зачитывания материалов дела. Это заняло более часа. А потом судья объявил перерыв до следующего четверга.

Выйдя из зала, где проходило заседание, потерпевшие договорились нести «судебную» вахту - ходить на заседания по очереди. Процесс, судя по всему, предстоит длительный.

Напомним, дизельэлектроход «Булгария» затонул в акватории Куйбышевского водохранилища 10 июля 2011 года. Из 201 человека, находившегося на борту, погибло 122, из них 28 детей.