«События» продолжают рубрику о наших известных земляках, которые прошли Великую Отечественную войну. Невестка Масгута Латыпова рассказала об удивительной фронтовой находке, которая положила начало созданию первого татарского оркестра.

 

Масгут Латыпов - один из первых профессиональных татарских композиторов. Талантливый, выдающийся. Таким, как он, давали бронь, чтобы на войну не забирали. У Латыпова она тоже была, но он пошел служить. Летом 41-го ему поручили организовать военно-духовой оркестр. Что такое военный оркестр? Это не исполнение маршей на параде. Это музицирование на передовой, чтобы поднимать боевой дух солдат.

- Он прошел всю войну от Москвы до Кёнигсберга. Трижды был ранен. Однажды по дороге в Кёнигсберг он увидел что-то блестящее на обочине. Попросил остановиться и видит - инструменты духовые лежат, они же медные, сияют. Штук пятнадцать их было. Подобрали и поехали дальше. Потом оказались в разрушенном доме, без крыши, без окон, а в центре стоит белый рояль. Рядом нотная библиотека. Он набрал нот целый чемодан и, когда кончилась война, привез все это в Казанскую консерваторию. В то время СССР не печатал ноты, и это было очень ценным подарком, а на инструментах, которые он привез, стал играть татарский оркестр, который сформировали после войны, - рассказывает Разия Исмагиловна.

Разия Исмагиловна тоже композитор. Талантливую девушку, студентку консерватории заприметил Латыпов и познакомил со своим сыном Рустемом.

- Масгут абы был очень скромным, интеллигентным. У него особый стиль общения - предупредительный, доброжелательный. Он прошел весь фронт, но я никогда не слышала, чтобы он ругался. Он никогда не продвигал ни себя, ни свою музыку, настолько скромным был. У них с Рустемом это общая черта - за кого-то они могут горы сдвинуть, а за себя попросить - никогда.

Разия Еникеева по крупицам собирает творческое наследие Латыпова. Из сотни написанных им произведений на бумаге сохранились единицы.

- Он не хранил их. Прорепетирует с оркестром и там же оставит. Есть записи оркестра, сделанные на радио, но они пленочные, не очень качественные. Я сейчас их обрабатываю, переписываю на диск, хочу выложить в Интернет, - делится планами Разия Исмагиловна.

Кроме невестки, у Латыпова остались еще два наследника - племянники, но по стопам дяди они не пошли, от музыки очень далеки, поэтому вся ответственность по сохранению творчества лежит на Еникеевой.

- Я девушка немолодая, поэтому хочу как можно скорее завершить все дела, - шутит Разия Исмагиловна, раскладывая на пианоле кипы фотографий, писем, газетных вырезок и книг о своем знаменитом свекре и его семье. Разия Исмагиловна живет в частном доме. По соседству с ее улицей находится улица Масгута Латыпова.

- Раньше это была улица Татцика. Ну что такое Татцик? Кто знает? К 60-летию Победы пошла волна давать улицам татарские названия, ее переименовали в честь Масгута Латыпова. А вы думаете, много кто знает Масгута Латыпова? Нет, к сожалению. А он один из первых членов Союза композиторов Татарстана, начинатель профессионального татарского музыкального искусства, - с сожалением говорит Разия Исмагиловна.

- А как можно память о нем увековечить? Памятник поставить?

- Не-ет! Ненавижу эти памятники, зачем они нужны? Надо чтобы музыка его жила, чтобы ее слушали, исполняли. Раньше татарских композиторов по радио транслировали, а сейчас там одна эстрада. Вот если бы произведения Масгута абы звучали - это была бы самая лучшая память.