Они погрузились в кратер действующего вулкана и сделали селфи на глубине 45 метров.

 

Мировой рекорд

Усталые, но счастливые и очень загорелые выходили из поезда «Москва-Казань» участники экспедиции «Антарктида-100». Они сделали невероятное — установили мировой рекорд, а именно погрузились на глубину 97 метров у самого южного материка Земли, близ острова Десепшн. Остров Десепшн - это действующий антарктический вулкан.

- Рабочая глубина дайверов на Антарктиде — это 20 метров. Глубже никто не погружался. Мы сделали два погружения: на глубину 97 метров и на глубину 45 метров, - рассказывает Дмитрий Шиллер, руководитель научно-исследовательской группы «Антарктида-100» Дмитрий Шиллер.

Экспедицию сопровождал сильный шторм. Погода стихла только на 8 часов, в это время дайверам и удалось совершить рекордное погружение.

Кровь в жилах стыла и закипала

Погружение в воды Антарктиды опасно вдвойне. Во-первых тем, что вода холодная — температура -3 градуса, во-вторых, тем, что глубина серьезная. Тут, напротив, кровь в жилах не стынет от холода, а закипает от перепада давления, если не рассчитать время и подняться на поверхность слишком быстро. Для того, чтобы не наступила так называемая кессонная болезнь, водолазам на разных глубинах нужно было надевать кислородные баллоны с разным составом газов.

- При погружении работало две группы. Верхняя  обеспечивала безопасность нижней, то есть помогала в переключении «газов». В верхней группе работал наш самый молодой участник — это 18-летний Валера Салеев, он отлично отработал. Молодец, гордимся им, - рассказывает про погружение Дмитрий Шиллер.

Поставить рекорд в Антарктиде нашим дайверам помогло Голубое озеро, которое тоже и зимой и летом ледяное. «Это подарок судьбы», - говорят о Голубом озере дайверы. Навыки работы в экстремальных условиях они получили именно там.

Подводное селфи

Тот самый 18-летний Валерий Салеев отличился не только тем, что страховал  опытных подводников. После того, как Дмитрий Шиллер и Максим Астахов покорили 97-метровую глубину, другие водолазы осуществили еще одно погружение - на 45-метровую отметку. Валера был в числе этой команды и даже успел сделать селфи. Сам парень из семьи подводников. Вода для него родная стихия, а водолазный костюм, как вторая кожа. Ныряет он 5 лет, а в свои 18 уже имеет правительственную награду за участие в экспедициях.

- Это не первая моя экспедиция, я был на «Полюсе холода» и в Чечне, - рассказывает Валера.

- Для нас важна именно молодежная работа, чтобы мальчишки мечтали не о деньгах, а участвовали в серьезных проектах, расширяли свой кругозор, - объясняет Дмитрий Шиллер.

Ледовая вахта

Но экстремальное погружение оказалось, лишь цветочками по сравнению с тем, что ждало участников экспедиции «Антарктида-100» на обратном пути.

- Самые «жесткие» события — это обратная дорога. Нам пришлось проходить через ледовое поле, состоящее из маленьких айсбергов, которых просто не видно. Если большие айсберги видно сразу, это как огромные дома, то маленькие не видно. Приходится уворачиваться, потому что возможности остановиться нет — у нас парусная яхта. И вот эти три дня обратного пути, когда мы по очереди несли эту ледовую вахту,  были самыми сложными, очень сильно все устали, - говорит Шиллер.

Признание команды Кусто

О рекордном погружении участники экспедиции «Антарктида-100» поведали редакции Книги рекордов Гиннеса. Пока ждут ответа. Но неожиданно получили весточку от другой уважаемой организации -  всемирной конфедерации подводной деятельности, основанной Жак-Ивом Кусто. Они подтвердило все предыдущие рекорды татарстанских дайверов и убедило подать документы на признание «антарктического». Среди научного сообщества Всемирная конфедерация подводной деятельности считается авторитетней, чем Книга рекордов Гиннеса.

Планы на будущее

Ближайшее время дайверы из Русского географического общества хотят посвятить освоению глубин Волги. Совместно с министерством экологии Татарстана у них уже были проекты — очищали пляжи и акватории рек и озер от бытового мусора. Этим летом участники «Антарктиды-100» собираются начать глобальную инвентаризацию волжского дна. Будут искать затонувшие суда и поднимать их. Такие «клады» вредят окружающей среде.