В конце года принято подводить итоги. Среди множества событий мы хотели бы выделить открытие в Казани детского хосписа. Произошло это во многом благодаря человеку, сумевшему пережить смерть дочери. В память о ней стал спасать тяжелобольных детей.

 

12 лет назад в семье Вавиловых от рака умерла маленькая дочка Анжела. С того времени Владимир твердо решил посвятить себя спасению других маленьких жизней, а сумма собранная на лечение дочери стала основой для создания благотворительного фонда помощи больным детям имени Анжелы Вавиловой.

В этом году благодаря Вавилову в Казани открылся первый детский хоспис. Владимир никогда и не мог подумать, что как-то будет связан с медициной: учился на геолога, работал заведующим гаражом, водителем автобуса, а сейчас говорит, что уже готов защищать докторскую по онкологии.

Сегодня у главного благотворителя Казани подрастает дочка Надежда, любящая жена всегда рядом и помогает в общем деле спасения жизни детей. Совсем скоро достроится вторая очередь палат для взрослых онкобольных, правда, на нее еще нужно порядка 20 миллионов рублей, стройка пока идет в кредит.

В канун Нового года мы встретились с Владимиром Владимировичем и пообщались о том, как живут тяжелобольные люди в стране.

- Сколько сейчас в России детских хосписов?

- Для начала определимся, что такое хоспис. Это отдельно стоящее здание, приспособленное для оказания медико-социальной помощи тяжело больным пациентам, большинство из которых уже в терминальной [последней] стадии заболевания. Хоспис изначально должен строиться под свои цели. Во всех больницах умирают и дети, и взрослые, но мы же их не называем хосписами. Мы здесь не лечим, а купируем боль, люди находят у нас духовное успокоение. Детских хосписов в стране пока только два: это Питер и мы. Вообще по городам много где оказывается помощь, но, как правило, это просто койки, а не полноценное учреждение.

- Чем наши хосписы отличаются от зарубежных?

- У нас кроме пациентов в терминальной стадии есть социальная передержка для тяжелобольных детишек. У населения, увы, пока нет средств, чтобы нанять ребенку сиделку, доктора на дом. За границей в такой передержке просто нет потребности.

- А в чем уникальность казанского хосписа?

- Он изначально проектировался под хоспис. Второе, это частно-государственное партнерство, этот хоспис построила общественная организация, которая заключила с государством контракт на госзаказ. В Петербурге, например, это полностью государственное медицинское учреждение.

- Тяжелобольных детей у нас много, почему же тогда хоспис есть не в каждом крупном городе?

- У нас не принято говорить о смерти, нет философии смерти. Мы вспоминаем о ней лишь тогда, когда умирает кто-то из родных или друзей. Государство нацелено на лечение людей, а хосписы во всем мире строятся за счет благотворительных пожертвований. Власть же выступает заказчиком и оплачивает часть услуг.

- Несмотря на все сложности, вам удалось создать первый полноценный хоспис в стране...

- Главное - всегда добиваться поставленной цели, несмотря на препятствия. К тому же нас поддерживает руководство республики, другие регионы нам завидуют. Но самое важное - это помощь самих жителей Татарстана. В мусульманской религии очень трепетное отношение к институту семьи, у них не приняты дома ребенка, поэтому татарстанцы с большим пониманием относятся к нашим проблемам.

- Чем пользовались при организации лечебного учреждения?

- Мы изучали опыт многих зарубежных стран: Германии, Англии, Америки, на постсоветском пространстве - Белоруссии, петербургского хосписа. Мы все объединили и самое ценное оставили для себя.

- Когда возникла идея создания детского хосписа в Казани?

- Когда умирала дочка, а я не смог к ней попасть в реанимацию. Туда не пускают, и ребенок уходит из жизни без тебя. У нас недавно умер 4-месячный мальчик на руках у мамы, ей потом гораздо легче будет.

- А что вдохновляет и придает сил не останавливаться и двигаться дальше?

- Радость в глазах детей, когда ребенок смеется, а не плачет от боли. Когда оказываешь реальную помощь, это греет душу.

- Какие у вас задумки на будущее?

- С нового года у нас начинает работать выездная служба для пациентов старше 18 лет. Сейчас подготавливается реестр больных, увы, очень много взрослых в районах нуждаются в нашей помощи, поэтому постараемся охватить как можно больше прилегающих территорий к Казани. Пока мы планируем около 300 выездов в месяц, сколько получится объять населения, на сегодня не ясно. Также достраиваем блок стационара на 18 коек для взрослого населения. Тогда наш хоспис станет единственным в России комплексом, объединяющим детский и взрослый блоки.

- Сейчас очень много объявлений о помощи детям, как отличить обман от правды?

- Не у всех родителей есть возможности для лечения детей в дорогостоящих клиниках, они пытаются собрать их с помощью людей. Но в первую очередь им нужно обращаться в фонды и организации, которые помогают детям, которые собирают средства на свои счета. Если же сама мама или папа собирает деньги на свой личный счет, то проследить, куда они пойдут нереально. Сейчас это уже стало некоторым элементом заработка: есть много болезней, которые вообще не лечатся, а люди пишут: «Спасите, нужны средства на операцию». Поэтому мой совет: не поддаваться рекламе, а в первую очередь узнать, где ребенок лечится, нужна ли ему эта помощь. Фонд же несет юридическую ответственность за каждый рубль и  оплачивает лечение напрямую в клинику.