Сегодня в Московском районном суде с последним словом выступила субарендатор дизель-электрохода Светлана Инякина. Вопреки ожиданиям потерпевших главная фигурантка дела не выразила соболезнований и не признала свою вину. Приговор по делу «Булгарии» огласят 3 июля.  

 

Заслушать, что же скажет в свое оправдание главная фигурантка дела о крушении «Булгарии» собрались около полусотни человек. Причем большинство - журналисты. Сами потерпевшие редко ходят на судебные заседания. Среди самых активных участников процесса Геннадий Игнарин. Катастрофа унесла у него сына Ивана. Геннадий Иванович не пропустил ни одного суда. Вот и сегодня, стоя в коридоре подсчитывал: 1084 день со дня трагедии и 417 со дня первого заседания.

 

Предыдущее заседание по «Булгарии» было 12 мая. Тогда с последним словом выступили помощник капитана Рамиль Хаметов, эксперт Росречрегистра Яков Ивашов, и два сотрудник Госморречнадзора Ирек Тимергазеев и Владислав Семенов. Обратиться с последним словом хотела и Инякина, но судья Сергей Якунин неожиданно прервал ее.

 

 

- Объявляю перерыв. Следующее заседание состоится в середине июня, о точной дате потерпевших известят, - заявил тогда Якунин.

 

Казалось бы, у Инякиной было достаточно времени, чтобы подготовить речь, но сегодня едва расположившись на скамье подсудимых, потерпевшим пришлось уходить обратно.

 

- Я прошу вас принять человеческое решение при вынесении приговора, - это все, что сказала в последнем слове субарендатор «Булгарии» Светлана Инякина.

 

- И это все? - недоуменно спрашивали одни.

 

- Ей нечего сказать в свое оправдание, как она может извиняться, если она, считает себя невиновной! - возмущенно кричали другие потерпевшие.

 

 

Тогда судье пришлось встать и объяснить, что говорить или нет и сколько говорить - это право подсудимой. Она могла бы не говорить ничего или хоть три часа вести речь.

 

- Я так и предполагал, что она откажется или скажет символически 2-3 слова, для меня ничего неожиданно нет. Что может сказать человек, который в душе осознает всю свою вину, но никогда вслух в этом не признается? Она надеется на справедливое решение суда, что же, мы тоже надеемся. Но каким бы супер справедливым оно не было, погибших никто не вернет - тяжело вздыхает потерпевший Геннадий Игнарин.

 

По мнению всех потерпевших на скамье подсудимых должно сидеть не пять человек, а гораздо больше. Остальные виновники трагедии, настаивают те, кто потерял своих родных в этом крушении, ушли от ответственности.

 

Приговор начнут зачитывать 3 июля. По словам гособвинителя Евгения Дикарева, дело настолько объемное, что чтение может занять два и даже три дня.

 

 

Светлане Инякиной, субарендатору судна гособвинение просит 14,5 лет лишения свободы, Владиславу Семенову и Иреку Тимергазееву, сотрудникам Госморречнадзора по 8 лет, Якову Ивашову, эксперту Росречрегистра 7 лет, Рамилю Хаметову 6 лет и 10 месяцев.

 

Причем Хаметова прокурор просит арестовать прямо в зале суда (все это время, напомним, он находился под подпиской о не выезде). Если остальным обвиняемым в срок наказания зачтутся те 3 года, что они отсидели в СИЗО, пока шло следствие, то Хаметову придется отсидеть весь назначенный срок в колонии.

 

Кроме этого потерпевшие требуют выплатить компенсацию морального вреда - это более 200 миллионов рублей. И возместить материальный ущерб - деньги, которые были затрачены на адвокатов - 236 тысяч.

 

Дарья Турцева

фото: Ринат Назметдинов