Президент Татарстана ответил на вопросы журналистов и рассказал, как республика будет переживать сложные времена.

 

Традиционная предновогодняя встреча представителей республиканских и федеральных СМИ, в этом году проходила через несколько дней после того, как курс рубля ушел в пике, а потому большинство вопросов касалось будущего. Президент Татарстана пообещал, что все обязательства взятые республикой, будут выполнены. Сокращать расходы бюджета, как это предлагают сделать на федеральном уровне, у нас не планируют. Кроме того, сохранится поддержка малого и среднего бизнеса. А «Рубин» выполнит обязательства перед игроками, чьи контракты заключены в валюте.

- Вы настройтесь на позитивный лад, - начал Рустам Минниханов встречу с журналистами. - У нас итак много отрицательных эмоций. Последние события большую радость не вызывают, но надо жить положительными эмоциями. К тому, что президент страны сказал, мне что-то добавить сложно.  Да и о наших успехах и нашей работе вы знаете лучше меня. Конечно, темпы [роста] мы хотели бы побольше. Но все наши программы, которые мы наметили - выполнены. У нас нет ни одной программы, которую бы не сдали. Конечно, есть вопросы по программе аварийное жилье, но тут не только все от нас зависит. Сама схема очень сложная. По всем другим республиканским программам никаких вопросов - нет. Что касается, состояния экономики.  Год мы завершаем с небольшим ростом. Хоть год был не простой, мы достойно справились с поставленными задачами.

Что тревожит? Попытка обесценить рубль. Мотивы тут разные. Нефть упала, другие факторы. Я могу сказать, что никаких предпосылок для экономики России, чтобы такое произошло - не было. Да понятно санкции ввели, банки ограничены в получении внешних заимствований, но на самом деле у нашего государства большие золотовалютные резервы. Все что произошло совокупность таких последствий, когда мы вовремя не среагировали.

То, что рубль был отпущен в свободное плавание – это было преждевременное действие. Надо было очень внимательно за этим следить. В один момент мы потеряли интерес, доверие к рублю - это самое плохое.

Ни засухи нет, ни падение в экономики нет. Нефть упала, а что такое цена нефти? Это поступления в федеральный бюджет, сверхдоходы которого сокращаются. То есть количество денег в федеральный бюджет будет приходить меньше. Но! Текущая ситуация показывает, что никаких рисков - нет. Или спекулянты на валютных рынках, или наши «друзья» помогли нам в этом процессе. Наверное, время покажет, какие последствия будут. Но, я думаю. правительство федеральное, соответствующие органы немножко не учли последствия. Меры, которые сегодня принимает федеральное правительство, ЦБ, они конечно направлены на стабилизацию ситуации. Хотя если бы немножко раньше это сделали, последствия возможно были меньше. Вот это меня тревожит. Люди потеряли свои доходы. То, что банки сегодня закрыли кредитование предприятий, если мы не вовлечем сейчас какие-то механизмы – это может отрицательные сказаться на экономике нашей страны, республики. Все пройдет, в этом сомнений - нет. Как это все будет происходить, вот этот момент остался.

- Совсем недавно два депутата Госдумы внесли инициативу, чтобы оставить название президента Татарстана, до конца 2016 года? Какова ваша точка зрения? И как вы считаете, а какое решение будет принято после 16-го года?

- Мы же говорим, что мы правовое государство. Мы должны следовать тем законам, которые есть в нашем государстве. Не наш же парламент принял решения, а федеральный, о том, что должно быть какое-то одно название. Понятно здесь можно долго обсуждать, правильно это принято, неправильно, но сегодняшний федеральный закон трактует, что такое название может быть только у одного человека – главы нашего государства. У меня никаких противоречий или плохого отношения к названию президент нет. Но есть федеральный закон. И сегодня внесенная поправка дает возможность по закону иметь такое название в Татарстане на определенное время.

- Явно связано с выборами президента [речь идет о выборах президента республики 2015 года]?

- Я не могу этого сказать. Потому что я не инициатор этого документа.

- В 2017 году заканчивается действие договора о разграничении полномочий республики с Российской Федерацией. Планирует ли республика заключать следующий договор после 17-го года. Началась ли уже эта работа?

- Это документ до 17-го года и совершенно неправильно обсуждать его сейчас. Он есть, он работает. Есть две стороны - Россия и Татарстан. Наступит время, когда стороны сядут, и будут обсуждать дальнейшую судьбу. Срок существующего договора 10 лет, он работает, никаких вопросов нет.

- В 2015 году состоятся выборы в муниципальные органы власти и выборы президента, что в этой компании будет главным?

- Для меня главное сегодня стабильность в Татарстане. Я даже о выборах не говорю. Потому что от стабильности будет зависеть и выборы руководителя нашей республики и муниципальной власти. Это будет очень серьезным фактором в нашей работе.

- Казань по многим показателям на первых местах. Недавно мы стали самым спортивным регионом, до этого мы были признаны самым комфортным регионом по путешествиям. Как вы думаете, что кроется в корне такого успеха?

- Продвинутые люди, как вы. Потому что по всем направлениям - спорт, инновации, наука, благотворительность, мы развиваемся. У нас народ такой позитивный, который нацелен на результат. Я думаю, что это заложено в потенциале нашей республики. Наша задача сохранить эту динамику, чтобы мы всегда были в лидерах.

- Вопрос по бюджету. Как он будет исполняться, если конъектура не улучшится?

- Вы предлагаете корректировку бюджета сделать?

- Нет.

- Все будет зависеть от тех темпов, которые будут приняты. Нам важно сохранить спокойствие, чтобы эти последствия не повлияли на работу нашей экономики. Мы сделаем все, чтобы экономика наша работала, если экономика будет работать, то каких-либо последствий не будет. Я уверен, что цифры не должны быть меньше. Но покупательная способность этих денег. Здесь есть вопрос. Сколько будет рубль весить? Что мы на него сможем купить? Проблема не только в том, что касается импортных товаров, как бы это не перетекло на наши. Чтобы отечественные производители не начали поднимать цены. Последние несколько дней есть стабилизация. Но пока тех мер, которые были приняты - недостаточно. Мы тоже сейчас будем встречаться в Москве с коллегами. Свою озабоченность донесем.

Сегодня рубль итак уже не весит, столько, сколько весил и нельзя его еще сокращать. Потому что у нас много импортных лекарств, есть изделия, которые мы по импорту покупаем, в том числе и для социальных слоев.

И потом, мы приняли все программы, которые были реализованы в 2014 году. Моя идея сохранить эту динамику. Чтобы те бюджетные назначения, которые приняты нашим парламентом, подписанные мною, как президентом Татарстана, должны быть использованы. Мы приложим максимум усилий для этого.

- Сегодня Татарстана иногда лучше ведет восточные переговоры, нежели Россия. Действительно курс на Восток взят и в целом успешно. Насколько мы будем поддерживать контакты с западными партнерами или будем дальше двигаться на Восток?

- Надо постараться не потерять то, что у нас есть. Мы и с американскими партнерами дальше продолжаем работать, и с европейскими. Только что вернулись из Словении и Венгрии, до этого были в Чехии. Самое главное они тоже понимают, что есть некий политический аспект в отношении к нашему российскому государству, связанному с событиями на Украине, который все равно найдет разрешение, и есть бизнес, который видит в России огромный потенциал и хочет работать с ней. Но нам надо расти. И Китай, и Индия, Ближний Восток, мы свой взор устремляем туда, не потому что мы разлюбили американцев или европейцев. Мы всех любим. И мы стараемся, чтобы мы не потеряли своих партнеров. Если кто-то, что-то плохое говорит - это политика. По бизнесу ни один наш партнер ничего плохого не сказал, и с нами отношения терять не собирается. Да политики имеют некоторые ограничения, потому что их старший брат, который смотрит за всеми этими делами, делает им замечания, но мы их тоже понимаем. На это обижаться нельзя, потому что у каждого своя история, свои обязательства, жизнь. С учетом даже того, что они ограничены в своих действиях, они стараются хотя бы на региональном уровне наши контакты продолжать, чтобы наши бизнесмены сотрудничали.

- Представители бизнеса Ирана готовы идти на плотное сотрудничество именно с Татарстаном и конкретно с вами Рустам Нургалиевич. Они вас ценят, уважают и очень заинтересованы в сотрудничестве. Интересно, как будут развиваться наши ирано-татарстанские отношения?

- Татарстан никогда нигде не позиционирует себя вне России. Все наши международные контакты, наши договоренности, идут не только по согласованию, а при полной поддержке федерального руководства и нашего МИД. Я официально должен заявить, ни одна наша встреча, ни одни наши договоренности, не проходят, чтобы Татарстан отдельно куда-то поехал. Есть некие факторы, которые дают нам больше преимуществ в некоторых наших контактах. Наша страна многонациональная, многоконфессиональная. Это нужно использовать. Если мы едем в Арабские страны, то мусульмане с Кавказа, из Татарстана и Башкортостана лучше с этой задачей справятся. Просто это конкурентное преимущество нашей страны. Мы проявляем активность и получаем полную поддержку руководства нашей страны. Для работы с Исламским миром президент России Владимир Владимирович Путин определил меня координатором. То есть это говорит о том, что мы не только в рамках своего субъекта, в интересах нашего российского государства, будем действовать. Я считаю, что это очень важный фактор, когда мы получаем поддержку, и в целом наша страна получает плюс от того, что республика берет на себя некие инициативы. Татарстан имеет хорошую репутацию, как партнера, как образовательный центр, как промышленный центр. Очень важно сохранить свою марку. Я как руководитель Татарстана, президент, наша команда, стараемся, чтобы создать максимум комфортных условий, исходя из наших возможностей.

- Правда ли что Никита Белых подарил вам упаковку «Вятского кваса»?

- Очень вкусный я вчера пил. Моему сыну тоже понравилось. Реально очень качественный квас. Рекомендую. Нам надо переговорить, чтобы наши торговые сети привозили квас.

- В последнее время не проходит ни дня, чтобы в новостях не сообщали о росте цен на продукты…

- Что вы в новостях смотрите, вы идите в магазин посмотрите. Цены не растут. Если растут, скажите мне. По той информации, которую мне дают, «тьфу-тьфу», у нас колебания небольшие есть, но это в разумных пределах. У нас есть своя продукция. Если бы у нас не было мясо, молочки, то было бы посложнее.  Есть два фактора: продукции нет, спрос больше, предложение меньше и растут цены. Этот фактор очень опасный. Второй фактор, который сейчас может возникнуть, который от нас не зависит, потому что продукции хватает, это связано со стоимостью рубля, с инфляцией. Как это дальше будет развиваться, как повлияет на текущую ситуацию. Эти вопросы я пока прогнозировать не могу. Комиссия работает, мне постоянно докладывают, ярмарки мы проводим, и я считаю, что пока у нас повода для беспокойства - нет.

- В свете роста цен на нефть стоит ли наращивать в Татарстане добычу сверхвязкой нефти себестоимость, которой значительно выше?

- Ваш совет какой?

- Я не эксперт по нефти.

- Мы же умные люди. Может нефть за короткое время упасть на 30%? Она может упасть, если есть какой-то кризис в стране страшный, какие-то последствия. Мировая экономика развивается. То есть цена на нефть поднимется. Это временный фактор. Я не знаю, кто это организовал. Реально она будет не той, которая сегодня, поэтому мы битумные нефти будем разрабатывать. Почему американцы добывают сланцевую нефть, которая еще сложнее добывается и укладывается. Почему мы не можем битумную нефть добывать? Мы можем. И сегодня налоговые послабления позволяют рентабельно добывать битумную нефть. Это огромный ресурс. Если взять традиционную нефть, то ее на 30-50 лет хватит. Если взять битумную, у нас ресурсов лет на 150-200. Мы обязательно будем этим заниматься.

Вы думаете, что на арктическом шельфе ставить платформу, добывать нефть, будет очень дешево. Одну платформу только поставить надо несколько миллиардов. Не говоря о бурении и всех других вещах. Легкой добычи нигде не будет. С каждым годом нам придется работать с трудно извлекаемыми запасами в сложных геологических условиях на шельфе. Сегодня Татарстан имеет полную инфраструктуру переработки нефти, и те инвестиции, которые мы делаем для битумной, а дальше и сланцевой, они все равно окупятся.

Нефть должна стоить столько, сколько должна стоить. У арабов тоже легкая нефть. Они тоже будут добывать механизированным путем. А вы знаете, нефтяная промышленность - очень инерционная. Все что сегодня мы не сделали, аукнется через 10 лет, а от всего, что сделаем, получим плоды через 10 лет.  Если идти на шельф это 10-15 лет надо осваивать там, чтобы получить какие-то результаты.

- А «Татнефть» не планирует идти в Арктику?

- В Арктику только путешествовать. У «Татнефти» ресурсов достаточно по своему профилю. Есть свои ресурсы, есть битумные, есть сланцевые. Нам нужны технологии. «Татнефть» будет работать на классических месторождениях, потому что компания - специалист по тяжелой нефти, по извлекаемой, по зернистой. Но работать на шельфе - это не профиль «Татнефти». Есть для этого другие компании.

 - Есть ли реальные оценки в цифрах, как отразится на нефтедобычи, нефтепереработки налоговый маневр. Насколько снизятся показатели?

- Сейчас сложно сказать, как большой налоговый маневр отразится. Однозначно по тем сценарным условиям, которые мы считали, для нефтедобычи он был положительный, для нефтепереработчиков - отрицательным. Мы эти вопросы отрегулировал,и потому что у нас одна компания которая не имеет своей добычи  - «ТАИФ» оказалась в сложной ситуации. Есть формы как это сделать. Как все это отразится, я думаю, мы уже в первом квартале поймем. Не думаю, что это приведет к каким-то последствиям. Те математические модели, которые были сделаны в период принятия этого закона, учли все риски.

- В следующем году должна закончиться первая очередь строительства «Иннополиса». Насколько готов город принять новоселов?

- Пока не готов. Но скоро будет готов. 30 декабря я буду смотреть первый пусковой комплекс. Уже с января мы начнем движение, по университету, по технопарку  №1. Все это будет работать в ближайшее время. Мы не можем жестко агитировать резидентов, потому что объект на выходе. Пока он неготовый сложно вести разговор. Я уверен, что летом мы будем его запускать.

- Вопрос по поводу «СМАРТ Сити». В этом году один из резидентов покинул проект и сказал, что это связано с отсутствием инфраструктуры. Действительно ли инфраструктура вводится с запозданием?

- Мы примерно понимаем, сколько стоит инфраструктура. Сама площадка «СМАРТ Сити» привлекательная. Вопрос не в том, что будет ли там кто-то, что-то строить. Завтра мы скажем: «Стройте вот там дома», любая коммерческая структура с желанием это будет делать. Другое дело - инфраструктура. Мы были готовы к этому, но с учетом сегодняшней ситуации… Я не знаю, что будет со строительной отраслью. И не знаю, как это повлияет на инвесторов, и поэтому нужно некоторое время. Тайм-аут надо взять. А то, что это очень привлекательная площадка в этом сомнений нет. По времени надо посмотреть. Нам и самим два проекта сразу тащить сложно. Нам сейчас надо раскручивать «Иннополис». Они и разноплановые с одной стороны, но чисто условно.  «Иннополис» идет первым эшелоном, а «Смарт Сити» - второй эшелон.

- Я правильно понимаю, что сроки по «СМАРТ Сити» могут быть сдвинуты?

- Там нет никаких сроков. Там были некие желания. Но нет пула резидентов пока. И сроки по «СМАРТ Сити» еще никто не устанавливал, как по «Иннополису». Но это перспективная площадка. Исходя из спроса, из наших возможностей, мы ее будем развивать.

- Как вы считаете, введение торгового сбора вначале в Москве, Санкт-Петербурге, Севастополе, а потоми по всей стране, негативно скажется, на развитие мало и среднего бизнеса?

- Посмотрим, как у них там все пойдет. Если это будет вредить бизнесу, мы воздержимся. Есть налогообложение крупных торговых сетей, когда есть большие экономические возможности, а другое дело, когда малый-средний бизнес. Надо очень аккуратно посмотреть, как это будет влиять на развитие. Я считаю, что у нас недостаточная конкурентная среда, чтобы в очереди стоять. Да по некоторым направлениям в центре города есть. Но в торговле как, сто метров сюда ушел, уже совсем непривлекательно. Вот здесь она [точка] стоит и ее прибыль в 10 раз больше. Это очень тонкий момент и надо к этому подходить очень гибко. Желание получить денег за счет налогов может обернуться ухудшением того, что сегодня есть. Вообще мы должны быть очень последовательны принимая законы, чтобы инвестор понимал, что с его бизнесом будет. Мы можем налогом убить. Произошла курсовая разница и все, бизнес умер. Банк не кредитует, все иностранные поставки, которые были в валюте, в два раза выросли и что бизнес должен делать? Все он банкрот. А это вина государства. Наша вина. Кто ему компенсирует. Никто ничего не компенсирует. В этом и вопрос, чтобы наши действия, органов государственной власти, были четкие и понятные. Чтобы мы несли ответственность за все это.

- Как встречает Новый год президент Татарстана?

- Как все люди.

- Дома в кругу семьи?

- В кругу семьи. Дома или нет посмотрим...

- Год назад в Казань приезжал знаменитый урбанист Энрике Пеньялоса, выступал с публичной лекцией. Мы вроде бы заинтересовались его идеями, но год прошел и не видно, что начали воплощать в жизнь. Будет что-то делаться в пользу пешеходов, общественного транспорта?

- Он же не сам приехал. Его мы пригласили. И на самом деле предложил много решений, которые можно было бы реализовать в нашей столице. Но это требует времени, денег, некого изменения нашей ментальности. Готовы ли наши жители столицы пользоваться общественным транспортом, пересесть на велосипед или пешком ходить. Пока не готовы. Радости большой, наверное, не будет и когда в Казани в центре города появятся платные парковки. Мы все едем и ругаем: «Вот он машину поставил». Но как только делают так, чтобы этого не было, к примеру, надо будет платить за паркинг, мы будем ругать мэра. Но просто мы должны рассказывать нашим людям, как всю эту историю прошли европейские города. Это не будет безболезненно. Ведь надо образ жизни поменять. Поэтому в этом направлении мы будем и дальше работать. Велосипед и дорожки надо делать, но в Казани центральная часть ограничена проезжей частью. Но все равно это можно сделать. Есть второй момент, сколько месяцев мы можем использовать велодорожки. Летом я тоже люблю на велосипеде проехаться, но, к сожалению, у нас климат не европейский, хотя мы тоже Европа, поэтому мы делаем сейчас набережные. Начали развивать парки и скверы. Вот Парк Горького отремонтировали в Казани.

Казань в этой части очень много таких решений принимает. То, что сегодня в городе делается это во благо жителей. Надо понимать, что автомобиль это угроза. Конечно, удобно, в теплую машину сел, поехал, но с другой стороны 60-70% загрязнение города от машин. Наверное, и общественный транспорт должен быть более комфортный и более четкий. Много вещей, которые нам необходимо сделать.

- Вы совсем недавно заявили о готовности Татарстана стать регионом, который первый начнет реализовывать идею президента России об офшорной амнистии. Отозвался ли кто-то и как вы считаете, какие есть перспективы в этом направлении?  

- Раз против нас ввели санкции, и приток капитала ограничен, есть другие капиталы. Самое главное, чтобы люди поверили, что надо вернуть капитал. Мы говорим про капитал, а сами вот видите что с нашей национальной валютой. Мы говорим одно, а с другой стороны не подтверждаем это устойчивостью нашей национальной валютой. Здесь должны быть приняты законы, что никто ничего ни у кого не спрашивает.

Есть еще бандиты. Все это должно проходить конфиденциально. Есть люди, которые могут прийти и сказать: «Слушай, ты по-моему очень богатый». То есть мы не только словами, а соответствующими нормативными актами должны вселить уверенность в людей.

Каждый год из России вывозиться столько денег, что «три копейки», которые мы у них заберем это вообще не деньги. Если бы мы вселили уверенность, я думаю, что не только наши, но и другие капиталы могли бы прийти к нам.

Это хороший призыв президента нашей страны, но должны появиться соответствующие нормативные акты.

- В уходящем году Крым присоединился к России, а Татарстан взял шевство над Бахчисарайским районом. Будем ли мы менять наши планы сотрудничества и корректировать проекты исходя из корректировок курса и экономической ситуации?

- Мы очень плотно работаем с нашими коллегами не только из Бахчисарайского района, но из правительства республики. Много специалистов к нам приезжают. Мы проводим образовательные программы, консультации и каких-либо желаний ограничить наши контакты у нас - нет. Мы будем с ними сотрудничать, работать. Мы сейчас в одной стране.

- Что будет с метро в Казани?

- В меру своих возможностей мы строим. Как только завершим строительство станции [Дубравной], вторую линию будем строить. В зависимости от наших финансовых возможностей будем быстрее или медленнее, но станцию, которую начали строить введем по плану.

- Вопрос к вам, как к председателю попечительского совета «Рубина». Понятно, что некоторые контракты заключены в валюте, как-то это повлияет на бюджет клуба? Будет ли он увеличен, чтобы покрыть издержки или от чего-то придется отказаться?

- Мы пока в этой ситуации детально не разбирались. Потому что все это [обвал рубля] произошло так быстро. Но есть контрактные обязательства. Мы их должны выполнять. Невыполнение контракта будет грозить соответствующими санкциями. Я думаю, что надо оптимизироваться в рамках тех финансовых средств, которые выделяются. «Рубину» надо укладываться. Это не самая дешевая команда, и каких-либо дополнительных возможностей у нас нет. Поэтому свои обязательства перед игроками они должны выполнять в рамках существующего бюджета.

- Как будет поддерживаться малый и средний бизнес в Татарстане в следующем году? Не будет ли какого-нибудь недофинансирования по целевым программам поддержки? Возможно, дополнительно что-то будет сделано?

- Дополнительно можно будет что-то сделать, если будут дополнительные доходы. Мы не исключаем это. Но я еще раз говорю, мы у себя ничего не сокращаем. Я очень надеюсь что меры, которые принимаются, не дадут перетечь тем проблемам, которые есть в банковской сфере, в реальный сектор экономики. Хотя такие опасения есть. Поэтому мы считаем, что мы заявили - все должно быть реализовано, в том числе и поддержка малого и среднего бизнеса.

- Способен ли агропромышленный комплекс и дальше обеспечивать потребности Татарстана и главное сохраняться ли объемы поддержки льготного субсидирования в новом году?

- Наши бюджетные назначения определены. Мы их трогать не собираемся. Я думаю, что федеральное правительство тоже с учетом складывающейся ситуации на продовольственном рынке будет поддерживать агропромышленный комплекс. Я не вижу опасений. Наоборот сельхозпроизводитель может даже выиграть еще.

- Как Татарстан будет поддерживать местного производителя? Может быть, будут реализованы новые проекты в этой области.

- Я думаю, что нам нужно не что-то новое начинать, а сохранить все те проекты, которые есть: поддержка малого и среднего бизнеса, развитие нефтегазохимического комплекса, внедрение бережливого производства, создание участие в фонде поддержки промышленности, развитие ОЭЗ. Любую возможность продвижения продукции на внешние рынки мы будем использовать. Я считаю, что достаточно много мероприятий, которые мы должны сохранить. И они дадут позитивный результат, чтобы наша промышленность была конкурентной.

- В какой валюте храните сбережения?

- В рублях.

- Вопрос по выделению землю для многодетных. Как-то тяжело решается этот вопрос в Казани. Очередь растет, детей больше появляется, а земли больше нет. Те люди, которые получили ее, не могут начать строиться, потому что нет воды, света, газа. Как быть с инфраструктурой?

- Любое решение оно должно быть продумано до конца. Столько земли, сколько мы предоставили для многодетных в России близко нет. Эту задачу решили. Конечно, рядом с Казанью земель нет, но километров в 30-40 мы земельные участки найдем. Другой вопрос, обеспечить инженерной инфраструктурой эти земельные наделы. Конечно, такой возможности нет. Но сделать одну скважину и трансформатор поставить можно, чтобы у люде появилась возможность начать обживаться. Но по большому счету нужна федеральная программа, чтобы оказать содействие вот этой категории людей.

- В следующем году Казань принимает ЧМ-2015 по водным видам спорта. Все ли успеем сделать?

- Все сделаем в самом лучшем виде. Мы знаем, что нам надо делать. Уже многие подготовительные работу идут, все будет выполнено в срок и на хорошем уровне.