Суд Казани приговорил «сирийского боевика» Раиса Мустафина к 3 годам общего режима.

 

Сегодня суд Авиастроительного района огласил приговор 27-летнему Раифу Мустафину. Его обвиняют по в участии в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам Российской Федерации.

Статья предусматривает наказание от 5 до 10 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок от 1 до 2 лет. Гособвинение в лице прокурора Татарстана Илдуса Нафикова просило назначить Мустафину 5 лет и 10 месяцев лишения и 1 год и 10 месяцев ограничения свободы. Но, несмотря на «звездный статус» обвинителя, судья требование прокурора не удовлетворил. В итоге Мустафин проведет 3 года и 10 месяцев в колонии общего режима и на 1 год по окончании «отсидки», будет ограничена его свобода. То есть Мустафину нельзя будет менять место жительства, посещать и участвовать в  массовых мероприятиях. При этом  четыре раза в месяц нужно будет «отмечаться» в специальных государственных органах.

Гособвинитель, прокурор Татарстана Илдус Нафиков прокомментировал приговор.

-  Удовлетворен я приговором или нет? Мне кажется слово «удовольствие» здесь не очень подходит, здесь свершилось правосудие. Я, как прокурор, просил наказание близкое к максимальному, но судья выслушал сторону защиты, учел смягчающие обстоятельства, а они, конечно, есть и вынес взвешенное справедливое решение, - сказал Нафиков.

Смягчающим обстоятельством стало то, что ранее Мустафин не привлекался к уголовной ответственности, а также то, что сотрудничал со следствием – назвал имена других жителей России, которые вместе с ним воевали на стороне боевиков в Сирии. Но как еще во время судебного следствия заявил оперативник ФСБ Альберт Гатауллин, ничего нового от задержанного они не узнали. Про «коллег» по джамаату, которых Мустафин назвал, они и так знают, а вот информацию о тех, про которых хотелось бы узнать поподробнее, не выдал. Так что раскрытию преступления, по словам свидетеля обвинения, подсудимый не способствовал.  

Напомним, что Раиф Мустафин прибыл в Сирию в декабре 2012 года с целью «вести джихад», «бороться против неверных» и «построить всемирный халифат». В задачи Мустафина входило вести идеологическую борьбу, то есть проповедовать радикальный ислам и нести караульную службу – охранять дом боевиков и автодорогу ведущую в город Кесаб, захваченный боевиками одного из подразделений Исламского Государства.

В 2014 году Мустафин вступил в «Татарский джамаат», в котором по данным следствия состоят около 30 выходцев из Татарстана и близлежащих регионов.  В феврале из-за возникших разногласий среди боевиков, проще говоря, они начали делить власть, Мустафин, опасаясь за свою жизнь, вернулся в Россию.

Если бы тогда Раиф Мустафин пришел в правоохранительные органы, признался в том, что участвовал в незаконном вооруженном формировании, но добровольно вышел из него, ему удалось бы избежать наказания, но Мустафин этого не сделал.

Мужчина стал вторым россиянином, осужденным на участие в незаконном вооруженном формировании на территории иностранного государства. Ранее к трем годам лишения свободы приговорили жителя Грозного Рустама Керимова.

Прокурор Татарстана прокомментировал сложности ведения таких дел и рассказал, сколько еще жителей республики могут быть приговорены по данной статье.

- Илдус Саидович, сколько жителей Татарстана обвиняются в похожих преступлениях?

-  На сегодня арестованы четыре человека по схожим делам. Один предстал перед судом сегодня.  Еще по одному утвердили обвинительное заключение и два дела находятся в стадии расследования. По остальным мы отслеживаем, если будут возвращаться, мы будем применять такие же аналогичные меры. Есть ряд дел, по которым установлено участие, но людей нет на месте, они воюют там, и мы ждем их прибытия. Есть люди, по которым есть оперативная информация, набирается доказательная база для возбуждения уголовных дел.

- Есть ли дела по «наемничеству»?

- О наемничестве ни одного дела нет. Это доказать сложнее. Нужно доказать факт оплаты, что человек получал деньги за участие в вооруженном формировании, а не просто воевал за идею. Это доказать сложнее, но мы эту задачу ставим перед ФСБ и Следственным комитетом. Там еще статья «вербовка наемников на территории России». В этом направлении по нашему поручению оперативные службы тоже работают, проводят оперативно-розыскные мероприятия.

- Среди этой «четверки» задержанных по 208 статье, есть выпускники Российского Исламского Института?

- Пока нет.

- Сколько всего татарстанцев воюют на стороне боевиков в Сирии?

- Я воздержусь от дачи такой оценки, поскольку четыре человека, которые арестованы сейчас - это юридический факт, им предъявлены обвинения. Всего у нас возбуждено десять уголовных дел, в них фигурируют шесть лиц, которые нам известны, доказательства собраны, но пока они не вернулись, они объявлены в розыск.