Равиль Зиганшин встретился с журналистами и рассказал, каким он видит развитие территорий Займища, как идет стройка стадионов к ЧМ-2018, и какой будет Набережная Казанки в следующем году.

 

- Я вообще не публичный человек. Вы знаете. Чем меньше меня видно, тем лучше для меня, но как-то из этого положения надо выходить. То, что пишется не совсем то, что есть в реальности. Я постоянно говорил - по Займищу нет никаких нарушений. Там же кругом обман. Там нет ни одного живого слова, - начал встречу с журналистами, организованную Республиканским агентством по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа», Равиль Зиганшин.  

- Так может, вы расскажите о дальнейшей судьбе Займища?

- Есть развитие территорий. И это не от меня только исходит. Они с 70-ых годов рисуют. Много картинок нарисовано, как она должна быть, но реализовано только сейчас. Ничего нового нет же. Если вы знаете «Салават Купере» строится. В Залесном предполагается 100 тысяч населения. Куда они поедут? Вы на сегодняшний день, если кто-то туда ездит, вы же видите. Там же затык. Дорога нужна, необходима. К этому мы придем. Мы сейчас с развязками развязали более менее, но завтра мы опять придем к этому затыку. Мы никуда не денемся. Дорогу надо делать.

- Сколько стоит этот проект?

- Смотря, что считать. Есть крупный проект. Есть минимальный. Но тогда мы считали с мостами где-то 50 млрд. рублей.

- А протяженность дороги сколько?

- 17 километров. Но это зато до моста «М-7» 5-7 минут езды от Кремля. И вообще дорогу надо делать не только до «М-7», а до Свияжска. Чтобы действительно вот этот туристический кластер он развивался. Чтобы у нас от Кремля могли до Свияжска за 15-20 минут автобусы с туристами доехать.  Это надо двигать все. Из города надо выносить насыпные все кучи, которые есть. Построен сейчас прекрасный логистический центр в Свияжске. Надо выходить отсюда. А без дороги никакого движения не будет. Никто не съедет со своих мест.

- Но со строительством какая ситуация сейчас?

- Да никакой ситуации. Как можно работать в этой зоне, когда постоянно вот это идет. Не представляете, сколько проверок мы прошли. Мы постоянно в зоне проверок. Нас постоянно проверяют.

- А против чего протестовали жителя Октябрьска?

- Это надо задать вопросы им. Там ведь если понаблюдать эти события, сначала были одни люди, потом они пропали. Но побуждением к событиям явился ВСМ. ВСМ там создал категорию людей таких, бунтарей, которые готовы воевать, наверное, везде. И они появились 9 мая. Дороги начали закрывать, такие события были.

- Я правильно услышал, проверки тормозят сейчас работу или недостаточность средств?

- Проверки.

- То есть во время проверок вы останавливаете работу?

- Мы остановились давно уже. Ну, сколько можно. Ну не надо, не надо. Мы тоже имеем, в конце концов, какую-то гордость. Ну не надо, давайте жить… Мы же все убрали, почистили в Займище. Сейчас нас обвиняют там в чем-то.

- Если сегодня проверки остановятся и будут позитивные решения, то получится, что теперь уже кризис будет работу тормозить?

- Ну конечно. Как финансовое положение будет. От этого многое зависит. По дороге допустим, должно было быть участие минтранса, и ВТБ готов был зайти. Но все это закончилось. Там предполагались мосты через Волгу. Все в этом проекте должно было быть. Все убили. Хотели развязку делать на «М-7», все согласованные документы были, народ вышел 9 мая. Ну, давайте биться на заезде Щурячьем. Была бы развязка, но, наверное, было бы удобнее, если частник построит развязку. Сегодня мы слушаем людей, которые выступают против всего.  Надо эти вещи уже прекращать. Там ведь начались призывы. Они ведь реально приезжали на земснаряды. Мы охрану выставляли. Приплывали на земснаряды, дебоширили там, ломали все. Это же пьяные. Реально пьяные. Это же ненормально все. За рамками закона. Это небольшое количество людей, там нет огромного количества. И потом, подумайте, кто всегда кричит: «Украл! Украл!». 

- Сейчас от проекта по сути дела пока отказались?

- Да нет такого - отказались, не отказались. Много факторов. Но там согласований много. Есть проект. Каждый этап имеет свою работу. Сейчас то, что засыпано - это территория карьера. Там производство работает. Там производится добыча. Мы места добычи просто в порядок привели. Только в этой зоне работы производятся.

- Почему засыпка под развязку стала напоминать засыпку под строительство жилого комплекса?

- Опять вы задаете неправильно вопрос. Под развязку никакой засыпки не происходит. Засыпка производится на карьере. Не путайте карьер, который с 70-ых годов работает, он всегда там был. Был спорный вопрос в 79-ом году. Там засыпали два миллиона кубов КМПО. Должны были построить дачи, но они [КМПО] проиграли суды и остался этот карьер. Мы зашли выкупать, мы тоже уже карьером владели, мы как «ПСО-Казань», карьером владели и вот эту верхнюю часть на торги муниципалы выставили и мы выкупили. Вот и вся история. У нас и верхняя часть, и подземная часть.

- Сколько работающих у вас там задействовано?

- Ничего не задействовано.

- А какое решение оптимальное, с одной стороны есть строительные работы, которые надо вести, с другой стороны есть возмущение местных жителей, которые находят какие-то недостатки это. Конфликт, который перманентно возникает, как бы его лучше всего разрешить? 

- Невозможно ответить на этот вопрос. Всегда недовольные будут. Они всегда есть. Надо оценку давать, надо реагировать на это или не надо. По Займищу у нас нарушений никогда не было. Пишут труба не там лежит. Ну, я не могу каждого там проследить. Конечно, эти мелкие нарушения есть и эти нарушения пишутся.

- Может быть, муниципальные органы как-то должны работу с населением проводить? 

- Муниципальные органы после 9 мая каждую неделю, каждую пятницу, насколько я помню, глава района собирал в Зеленодольске совещания, куда могли прийти все желающие. И они действительно приходили. Это превращалось в такой базар-вокзал, как говорится. Они и с собой ругались там и с другими, кому что надо. Это не решающий орган. Реально проблем никаких нет. Я прекрасно знаю, что я ничего не украл, не сделал плохого, мы идем в рамках закона. Поэтому мы ждем проверки. Они мешают работать. 

- А какие инвестиционные проекты для вас сейчас в приоритете?

- Горнолыжный комплекс. Он идет своим чередом. Набережная [Казанки] это тоже инвестиционный проект. Частный. Вся набережная это частные деньги, чтобы понятно было всем. Поэтому люди, которые там гуляют, они гуляют на частных инвестициях.

- Окупаемость у этих проектов есть?

- Окупаемость она не основным фактором здесь является. Нам самим просто интересно реализовывать этот проект. Он будет окупаться, когда построятся кафе какие-то, помещения. Но это не сегодня. Это очень длинный проект. Есть свободные средства у компании и вот хочется их инвестировать в такие вот красивые вещи, которые имеют такой функционал.

- Почему вы – «ПСО-Казнь», в тендерах постоянно побеждаете, как единственный участник?

- Сложно отвечать. Сложный механизм. На стройке справиться мало кто. Потому что завершить до конца стройки - это нужно иметь не только дух, но и понимание. Сейчас уже решается вопрос, чтобы не меньше 50 процентов было собственных доходов [у подрядчиков]. У нас 80. Вот так со стороны говорить: «А давайте отдадим этому или этому», такого нет. Да это тендеры. Это же не так просто. Там нужно иметь количество техники, знания, умения. Это все учитывается. У нас на сегодняшний день огромное количество техники. За две тысячи единиц. Мы постоянно приобретаем. А ведь цена для всех одинаковая. Если кто-то не может приобрести технику, значит, он неэффективно работает. Это как раз показатель эффективности работы. Если мы можем это позволить, у нас цены те же самые, значит эффективность у нас лучше, прибыль у нас лучше. Все зависит от этого. Кто как организовывается. Можно ведь стометровку бежать и за 10 секунд, можно и за  20. Но все они стараются.  

- Проект «Иннополис» он в сфере всех текущих ваших работ, какое место занимает?

- У нас стадионы сейчас. Два стадиона сейчас крупных. Но дома обязательно должен быть объект. Люди постоянно только в командировках не смогут. Они уволятся. Обязательно должен быть один объект рядом, который позволяет какое-то время отработать дома. На «Иннополис» не только мы работаем. Там и «КамГЭС» работает и энергетики, «Газпром». Там разные структуры есть.

- Если  про стадионы продолжить, вы работаете в Самаре и…

- … Саранске.

- Были вопросы по нехватке средств, недофинансирование. Сейчас этот вопрос решился?

- Нет, не решился. У нас Самара под вопросом стоит. Саранск нормально все. Все стадионы уже вышли с проектами. Самара там вопрос стоит. Он первый вышел не совсем корректно из экспертизы. Многие разделы потеряны. Просто потеряны. 

- Цена вопроса, какая? 

- Нормальная. В рисковой зоне находимся. На сегодняшний день мы в рисковой зоне находимся. 

- Там за счет федеральных средств нужно этот вопрос решить? 

- А за счет, каких еще? Больше никаких. Как можно строить на, те деньги, которые дают, ты даже материал не купишь. Не говоря о работе, не говоря об организации, не говоря о технике. Пока на сегодняшний день вопросы есть. 

- Сказали, смета стадиона она будет меняться с учетом того, что стоимость на материалы меняется?

- Мы не знаем.

- А когда можно будет об этом говорить? 

- Пока у нас заключены контракты. Жесткие контракты. Пока же ничего не изменилось. Когда будет меняться, тогда вопрос встанет. 

- Стоимость стадиона в Самаре – 13 млрд. рублей, в Саранске – 17 млрд., конечная цифра она будет далека от озвученных сумм? 

- Нужно понимать, что самарский стадион самый большой. Он в полтора больше всех стадионов. Выводы делайте. Вот такой стадион нарисовали. Он больше нашего казанского в полтора раза. Количество мест столько же, а площадей больше. 

- То есть изначальная цифра она немного не соответствует? 

- Там есть ошибки, просто есть ошибки по документации. Это нельзя обвинять кого-то. Просто так произошло. 

- А эти ошибки в проектах на сроках сдачи объектов они не скажутся? 

- Я думаю - нет. Пока работаем. Самара если вы видите даже побыстрее. Там меняется [отношение]. В Саранске у нас еще не заключен контракт. На стадии заключения. И мы тоже там приступим к работе после нового года. Но сроки уже очень сжатые. Очень мало остается времени на самом деле. 

- А в Свияжске, какие работы проводите? 

- Мы инвестировали в причал, в речной вокзал. 

- Вернемся в Казань. Рядом с чашей появилась насыпь и многих интересует, что там будет построено? 

- Это давняя история, рассказываю, туда был завезен «Татфлотом» песок в свое время. Заказчик был один, он обанкротился. Песок не оплатил, и они забирали этот песок. А вообще левее чаши - это капается канал для открытой воды для чемпионата мира. Оттуда будет заплыв и будут плыть сюда к чаше. 

- Вопрос по переходу на улице Эсперанто. Сейчас там идут судебные разбирательства, и никак не могу понять, кто это переход в итоге должен доделывать?

- Есть де юро, есть де факто. Если брать де юро, то отвечаю я, если брать де факто, то я не отвечаю. Но придется делать мне. Мы уже там вложили свои средства. У нас был субподрядчик. На самом деле субподрядчик должен был заканчивать все - это его вопросы. Но уже работы ведутся. Мы вложили деньги на сумму четыре миллиона, произвели работы. 

Читайте подробнее по теме: Новый пешеходный переход на Эсперанто в Казани признан аварийным

- Еще к Универсиаде должны завершить строительство объектов от моста «Миллениум» до «Ривьеры», там строятся коттеджи, или эти гостиницы? 

- Это гостиничный комплекс. Наш проект. Мы делаем его. Он просто непростой сам по себе. По исполнению. На следующий год в планах у нас он стоит. 

- Кто будет управлять гостиницами? 

- Не всегда то, что принято - привлечение операторов, эффективно в конечном итоге. Операторы тоже приходят, ставят менеджера, который понятия не имеет, а дальше нанимают местных, которые также не умеют работать. Поэтому здесь не простой вопрос.

Вот вы пишите, что количество туристов увеличилось. А вы посмотрите, сделаете аналитику за счет чего? И вы увидите, что практически это аквапарк. Вот появился он и туризм увеличился. Поэтому чем больше таких якорей появится, тем больше туристов будет. Люди с Ростова ездят. Да и у нас на горнолыжке из Самары, Нижнего многие ездят. Сегодня не так много компаний, которые вкладывают и развивают наш город.