Гособвинение просит для Раифа Мустафина 5 лет лишения свободы. Защита настаивает на его невиновности.

 

Авиастроительный районный суд столицы Татарстана приступил к рассмотрению резонансного дела. 27-летнего жителя Казани Раифа Мустафина обвиняют в том, что он состоял в незаконном вооруженном формировании, которое на территории Сирии воюет против правительственных войск Башара Асада.

Заседание суда проходило в отрытом режиме, но видео и фотосъемку процесса судья запретил.
История Раифа Мустафина, как потом скажет в прениях гособвинитель - «боль нашего времени, когда незрелые молодые люди впадают в грех заблуждения». Так и подсудимый сам того не подозревая оказался жертвой псевдоисламской организации, которая прикрываясь религиозными лозунгами преследует банальную цель -  захват власти и денег.

Религией Мустафина увлекла мама и тетя. Они, когда парень учился в школе, стали посещать мечеть, в 2003 году Раиф поступил в Российский исламский университет, окончил его в 2008 году и решил поехать в Египет, чтобы в Университете аль-Ахзар продолжить религиозное образование. Вот там и наметился в его жизни крутой поворот. Вступительные экзамены Мустифин не выдержал, но познакомился с некими шейхами, которые начали вбивать в его голову салафитские учения, чуждые традиционному исламу. Через год парень вернулся в Казань в вязаной шапочке и с характерной бородой.

Из показаний свидетеля - отца обвиняемого Анвара Мустафина:

- Он приехал в Казань, при этом отрастил бороду, перестал слушать музыку, хотя до этого даже играл в музыкальной группе, потребовал убрать из квартиры картины с изображением животных и людей. Рассказывал, что был в Сирии, где совершал джихад и воевал против неверных и меня звал переехать с ним в Сирию. Я убеждал его остаться в Татарстане, создать семью, - зачитывает гособвинитель показания отца.

По словам Анвара Мустафина, он заметил, что сын изменился, его взгляды по отношению к исламу стали радикальными, но не стал придавать разговорам Раифа про джихад внимания, потому что думал, что это только фантазии молодого человека.

Надолго в Казани Мустафин не задержался - снова поехал в Сирию. Причем всегда проникал туда нелегально. Путь, такие как он, держат через Турцию. Пересечь границу за вознаграждение в 70-150 долларов помогают так называемые «проводники». Мустафин несколько раз возвращался в Казань, родственникам он объяснил, что в Сирии пользуется уважением, но ему «не хватает знаний». За знаниями он во второй раз поступил в Российский исламский университет, но получить «второе высшее» не смог. Начал фанатично отстаивать салафитскую идеологию, и был отчислен по собственному желанию.

Из показаний свидетеля - оперуполномоченного ФСБ Альберта Гатауллина:

- По имеющимся у ФСБ сведениям Мустафин выезжает в Сирию для участия в незаконном вооруженном формировании, которое в составе так называемой оппозиции, методом террора пытается завоевать власть в стране для построения Исламского государства, где все будут жить по законам шариата. Мустафин вступил в арабский джамаат, идеально владея арабским языком, хорошо понимал в чем заключается деятельность этой группировки. Он прошел боевую и физическую подготовку. В его функции входила охрана дороги и помещений, занятых незаконными вооруженными формированиями. Так же он выполнял функции религиозного идеолога-укреплял моральный дух боевиков. В феврале 2014 года из-за возникших разногласий в оппозиции, проще говоря, они начали делить власть, Мустафин, опасаясь за свою жизнь, выехал из Сирии и вернулся в Россию. 28 мая он снова вылетел на территорию Турции, чтобы попасть в Сирию, но спецслужбами ему было отказано в пересечении границы. 1 июня Мустафин прибыл в Россию и был задержан, - рассказал Гатауллин.

По словам другого свидетеля обвинения, которого в интересах следствия «зашифровали» и который на данный момент находится в Египте, Мустафин состоял в двух группировках, а позже примкнул к так называемому «татарскому джамаату», в котором состоит около 30 выходцев из Татарстана и близлежащих регионов. Кроме «татарского джамаата» в составе незаконного вооруженного формирования есть другие ячейки, объединенные по национальному признаку: «крымский джамаат», «туркменский джамаат», «казахский джамаат» и другие. «Татарским джамаатом» командует житель Набережных Челнов по кличке Абудулла.

Сам Раиф Мустафин от дачи показаний отказался, и судье пришлось зачитывать письменные показания из материалов дела, которые подсудимый дал в ходе допроса. Из них можно узнать много интересного о том, как устроены ячейки террористов. К примеру, то, что члены джамаата живут в доме, на первом этаже которого молельная, оружейная комнаты и столовая, на втором - комнаты отдыха боевиков. Что автомат можно купить за 2200 долларов, но те, у кого нет собственного автомата, пользовались «общими». Порядок в лагере строгий - подъем в пять утра, потом намаз, потом стрелковая, минно-взрывная, физическая, идеологическая подготовка.

- Я брал автомат, патроны, учился стрелять по мишеням - в доме был специальный тир. В «татарском джамаате» осуществлял караульную службу с автоматом.

Вопрос следователя: «Вы понимали, что участвуете в деятельности незаконного вооруженного формирования?»

- Да понимал и действовал сознательно. Хотел построить новое исламское государство с шариатской формой правления, - зачитал судья показания Мустафина из материалов уголовного дела.

Кстати, позже Мустафин заявил, что эти показания не признает.

Сторона защиты свидетелей не предоставила. Адвокат упомянул, что Мустафин на учете у психиатра и нарколога не состоял, ранее к уголовной ответственности не привлекался и просил зачитать характеристики своего подзащитного. Если соседи и родственники характеризуют Мустафина положительно, как спокойного человека, то характеристики из РИУ, где Мустафин обучался и из СИЗО отрицательные - «склонен к изучению и пропаганде экстремистской идеологии». Адвокат настаивал на невиновности Мустафина. По его словам, показания, озвученные на судебном следствии, лишь косвенно свидетельствуют о том, что Мустафин участвовал в ведении противоправных действий.

- Да он там был, но что конкретно делал не доказано, к тому же Мустафин добровольно вышел из незаконного вооруженного формирования весной 2014 года и поэтому должен быть освобожден от уголовной ответственности.

Гособвинение просит признать Мустафина виновным по статье «организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем» и назначить наказание на срок 5 лет и 10 месяцев лишения свободы и 1 год и 10 месяцев ограничения свободы, то есть подсудимому нельзя будет выезжать из Казани, посещать массовые мероприятия.

Несмотря на то, что основные этапы судебного процесса завершены, судья не вынес приговор сегодня. Следующее заседание состоится 17 декабря.


 

Компетентно

Вадим Козлов, председатель общественной некоммерческой организации «Центр по изучению экстремизма, дискриминации и ксенофобии РТ»

- Мы знаем, что он не единственный из граждан России, кто принимал участие в боевых действиях за границей. Эта проблема актуальна тем, что эти люди с террористическим опытом возвращаются сюда с негативными установками по отношению к государству, и это не может не вызывать тревогу. Ничего репрессивного мы сейчас не наблюдаем, это обычная работа государства по сохранению стабильности внутри системы. Власти сейчас декларируют некий тренд гласности и открытости таких процессов, чтобы общество знало и понимало логику решений государства. В связи с ситуацией на Украине вполне возможно, что люди с подобным опытом будут активнее возвращаться в том числе и чтобы дестабилизировать обстановку в стране.  Чтобы такого не случалось, молодежь надо чем-то занимать и предлагать  конструктивные и интересные проекты. Многое происходит от того, что молодой человек исключен из каких-то активных процессов, здесь начинаются какие-то колебания, шатания, а это очень чутко улавливают структуры, люди, которые их привлекают и рекрутируют. Если бы у нас не было такой активной работой с молодежью в девяностые, нулевые, то проблема сейчас бы стояла намного острее. А после того, как некоторые экстремистские процессы вырвались наружу, в республике запустили еще больше спортивных, социальных программ, сейчас очень активно волонтерское движение в молодежной среде. Нужно двигаться и дальше в этом направлении.

Ринат Патеев, заместитель директора Центра исламоведческих исследований при Академии наук РТ

- Ни для кого не секрет, что в Сирию ездят наши граждане, речь идет о нескольких сотнях людей, которые там воюют. Отчасти ситуация на Северном Кавказе частично стабилизировалась за счета того, что часть радикально настроенных людей оттуда уехало в Сирию. Проблема, конечно, в том, что эти люди возвращаются, и у них уже есть определенная идеология и практика ведения террористических действий. По этим вопросам целенаправленно действует и ДУМ Татарстана, и органы государственной власти. Но здесь надо понимать, что охватить всех и вся невозможно. И, к сожалению, такие факты возможны и в дальнейшем.

Гульнара Габдрахманова, заведующая отделом этнологии Института истории Академии наук РТ

- Сейчас эксперты говорят, что среди молодежи всей страны стало очень модным уходить в какие-то нетрадиционные религиозные и этнические течения. В нашей республике это гораздо в меньших масштабах, потому что здесь проводится серьезная работа с молодежью, которая в последние годы набирает обороты. Реализуется целый ряд мероприятий, мы как ученые расцениваем здесь Ассамблею народов Татарстана, как очень важный социальный институт, посредник, который может решить очень серьезные гуманитарные задачи в воспитании молодежи. Внутри Ассамблеи существует отдел по работе с молодежью, его возглавляют сами молодые ребята, которые ведут активную работу среди студентов самих разных национальностей и диаспорных групп из государств Средней Азии и Кавказа. Через эту организацию проводятся мероприятия, которые способствуют воспитанию у молодого поколения позитивных, социальных настроений, в некотором смысле они оттягивают молодежь от нетрадиционных течений, взглядов. Во-вторых,  надо учитывать, что в нашей республике и в целом в Поволжском регионе очень сильна сохранность общепринятых религиозных течений и ценностей. Культура ислама и православия она всегда есть и будет, и пока она переваривает эти нетрадиционные течения.