Прокуратура Советского района Казани проверила локальные акты лицея 121. Некоторые пункты в документах мягко говоря удивили специалистов.

 

Так в положении о родительском комитете одним из направлений его деятельности было «создание банка данных родительских ресурсов». Как пояснили в самой школе - для организации совместной деятельности родителей и детей. Данные собирали через опрос, анкетирование и индивидуальное собеседование с мамами и папами учеников.

- Они создали банк данных родительских ресурсов «для определения возможностей каждой семьи материальной, финансовой, практической помощи классу, школе, а также для выявления административных, юридических, информационных, интеллектуальных и финансовых ресурсов семьи. Данные вносятся в картотеку «родительских резервов и возможностей» То есть, если у Иванова отец предприниматель, значит, с него можно больше попросить. Если семья простая - меньше, - процитировал и прокомментировал положение локального акта школы руководитель отдела по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи республиканской прокуратуры Азат Хусаенов.

Речь шла о том, под какими предлогами осуществляются школьные поборы. Схема 121 лицея с созданием картотеки с указанием, где трудятся родители учеников и сколько получают, удивила даже бывалых сотрудников прокуратуры. Получается, родители сдавали в школу своего рода декларацию о доходах. Вот бы у кого поучиться налоговикам! Зачем решили заглянуть в кошелек мам и пап - не трудно догадаться. Видимо, чтобы наверняка знать: с кого и сколько просить в зависимости от доходов в семье, и можно ли стрясти больше.

- Вы представляете, черным по белому пишут, что банк создан с целью выявления материальных возможностей семьи. Мы даже посмеялись, когда читали и обсуждали эти пункты у себя в прокуратуре. То есть они даже не стесняются. По итогам проверки мы вынесли протест по этому пункту в положении о родительском комитете и, только после этого они его устранили, - сообщила помощник прокурора Советского района Динара Зареева.

В самом учебном заведении нам подтвердили, что банк родительских данных в каком-то смысле создавался. Но обвинение в коррупции опровергли. По словам руководства лицея, беседы о доходах с родителями вели исключительно для удобства в организации совместной деятельности.

- А что, такая картотека действительно была создана? - поинтересовались мы в администрации школы.

- Если честно, по желанию родителей. У меня, например, класс, и родитель говорит: «Мы можем то-то и то-то». Для себя я фиксирую, что семья таких-то поможет в этом, семья этих поможет в другом. Например, у меня есть родители, которые располагают автобусами. Они нам помогают в организации поездок, автобусы выделяют на класс бесплатно. Мы общаемся с родителями, чтобы наладить их контакт со школой. Мы спрашиваем: «Чем бы вы могли помочь в организации нашей классной деятельности?» И родители предлагают свою помощь. Кто-то может организовать классные часы. Сейчас у нас такие стали проходить, когда детки осваивают новинки: декупаж, создание букетов, то есть учить детей этому, - пояснила заместитель директора лицея Наталья Якупова.

Однако прокуратура такой подход не оценила и сочла его нарушающим действующее законодательство. По итогам проверки был вынесен протест по этому пункту в положении. На имя начальника Управления образования города внесли представление о нарушении действующего законодательства. В настоящее время локальные акты в школе переписали.

Читайте также по теме:

Музеи Татарстана недосчитались детей из-за борьбы с поборами

Поборы в школах: как родителям не стать жертвой коррупции