Сегодня Международный день борьбы с коррупцией. А согласно последним социсследованиям, проведенным в Татарстане, слово «коррупция» ассоциируется в народе в первую очередь со взятками. Люди так и норовят «отблагодарить», даже если об этом никто не просит.

 

Почему же такая, простая, на первый взгляд, формула: не давать, чтобы не брали, не работает? По мнению психологов, привычку давать взятку очень трудно «вылечить», потому что человек не понимает, что делает что-то предосудительное:

- Он не думает, что это взятка, - считает профессор кафедры общей психологии КФУ Булат Алишев. - Он думает, что это подарок, или еще что-то в этом роде. Обычное дело! Ведь у нас принято благодарить. Это обычный наш менталитет, он у народа в крови давным давно. И справиться с этой «традицией» даже за несколько лет, не получится. Я полагаю, что если начать сейчас, то лет через 70 что-то измениться к лучшему.  Психологическая коррекция отдельно взятых личностей тут не поможет.  Работать нужно каждому, на своем месте и со всеми возрастными группами, потому что привычка давать взятки «заразна»: передается от поколения - к поколению.

Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Как свидетельствует история, в России веками давали на лапу. Взятки появились еще в Древней Руси. Считалось, что чиновника дешевле содержать за счет народа, чем за счет казны, и вплоть до 18 века они получали не жалование, а так называемое «кормление» - подношения от клиентов: мясо, рыбу, яйца, пряники и, конечно, деньги.  Зарплату платили только столичным чиновникам, но им тоже не возбранялось «кормление от дел».

Только при Петре I все «слуги государевы» стали получать фиксированную ежемесячную плату, а за «посулы», как тогда квалифицировались взятки, полагался кнут, батога, клеймо и ссылка. Но все было бесполезно. Чиновники жаловались на маленькую зарплату, и что она выплачивается не вовремя, и народ продолжал их «подкармливать» - чтобы были подобрее и расторопнее. А после смерти Петра I зарплату им опять отменили.

Екатерина II начала борьбу со взятками с того, что стала платить служащим повышенную зарплату. Так в 1763 году годовой оклад служащего средней руки составлял 30 рублей в уездных, 60 рублей - в губернских и 100-150 рублей в центральных и высших учреждениях. При этом пуд зерна стоил 10-15 копеек.

Но и это не помогло. Чиновники продолжали брать на лапу. «Сей вкоренившийся в народе порок еще при восшествии нашем на престол принудил нас... манифестом объявить в народ наше матерное увещевание», - писала Императрица в одном и своих указов. И взяточников стали опять жестоко наказывать.

- Одним только ужесточением наказания вряд ли можно победить взятку, - считает начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры Татарстана Ринат Латыпов. - Даже в том же Китае, где за взятку предусмотрена смертная казнь, взяток не намного меньше, чем у нас. И по большому счету, те, кто берут, намного опаснее для общества, чем те, кто дает. И нужно, прежде всего, бороться с ними. Они используют свое служебное положение, чтобы обогащаться, вымогают взятки любыми способами. 

Любопытно, что известный трактат о том, как правильно вымогать взятку, принадлежит перу сына казанского чиновника Эрасту Перцову. Книжка вышла в Петербурге в 1830 году и называется «Искусство брать взятки. Рукопись, найденная в бумагах Тяжалкина, умершего титулярного советника». Еще тогда автор давал четкую классификацию взяток - «натурой, деньгами и взаимными одолжениями». Произведение Перцова считается сатирическим, но многим, даже современным взяткодателям она бы пригодилась как наглядное пособие. Взяточники просто бы сделали ее настольной книгой и на цитаты растащили!

«Слушайте рассеянно, отвечайте нехотя, до той самой минуты, пока проситель прошепчет, что будет вам благодарен», - советует автор. Особенно рекомендует не стесняться брать из казны: «Доход, получаемый таким образом, не есть взятка; ибо чтобы взять, надобно дать, казна же не дает, а мы сами простираем к ней руки».  

Кстати, автор этого трактата о взятках впоследствии сделал успешную чиновничью карьеру в  Казани: получил чин коллежского асессора, занимал должность правителя Канцелярии Департамента хозяйственных дел Главного Управления путей сообщения и публичных зданий и вышел в отставку с чином надворного советника. Правда жизнь Эраста Перцова оборвалась трагически: он разорился и покончил с собой.