«События» продолжают рассказывать о наших земляках, участниках Великой Отечественной войны, которые в перерывах между боями писали стихи, музыку, картины и оставили нам не только Победу, но и богатое культурное наследие.

 

Сын участника Великой Отечественной войны и известного татарского драматурга Ризы Ишмуратова рассказал «Событиям» об отце и о том, почему сам не стал писателем.

Рафаэль Ризаевич Ишмуратов встречает нас в просторной четырехкомнатной квартире:

- Вы не думайте, что мы сами купили, это маме выделили, мама была народной артисткой России и директором Камаловского театра, вот, смотрите, на этой фотографии - мама с Минтимером Шаймиевым.

Каждая комната в квартире - как мини-музей: комната мамы Рафаэля Ризаевича - Рашиды Зиганшиной, комната отца - Ризы Ишмурата. С полок сын выдающихся татарских деятелей культуры достает книги - папы и младшего брата Рустама Ишмуратова.

- Рустама недавно в Российский союз писателей приняли, только не в нормальный, а в Интернете - какой-то там свой союз есть, но это всё равно хорошо! Я брату говорю: «Я старый, ты старый, но бросай всё и пиши! Всё остальное чепуха, тебе надо писать!» - с гордостью рассказывает Рафаэль Ризаевич о своем брате. Одном из многих братьев.

- Пришел однажды сюда один и говорит: «Я ваш брат!». Я говорю: «Заходи, тут нас немало братьев и сестер!» (смеется). Это знаете, кто был? Наш брат - сын папы от фронтовой жены. У папы ведь четыре жены было, и от всех есть дети. Сколько детей? Ой, не знаю, это надо считать!

На стене висят афиши «Композитор и дирижер Айрат Ишмуратов приглашает на концерт», это сын Рафаэля Ризаевича. Сейчас он живет и работает в Канаде в одном из лучших оркестров Монреаля. А сам Рафаэль-абы по творческой стезе не пошел - он альпинист.

- Я никому не рассказывал, что у меня отец писатель, а мать актриса. Однажды меня как известного альпиниста пригласили в университет. Вопрос за вопросом, пришлось расколоться. И вдруг из зала возмущаются: как так, почему у сына таких известных родителей в биографии - слесарь, рабочий? Я говорю: «Вы понимаете, что всю жизнь отец и мать прославляли рабочих, крестьян, производство, колхозы. Ни о каких высших материях речи не шло»!

Риза Ишмуратов написал 11 пьес, их и сейчас ставят на сцене театров. Но самым знаменательным своим произведением называл «Письмо от фронтовиков татарам».

- Он под ним собрал подписи почти двух тысяч солдат. Когда папа пришел с войны, я у него спрашивал: «Ну и сколько ты убил фашистов?». Он никогда на этот вопрос не отвечал, только с таким ужасом в глазах говорил, что видел в Польше штабеля мертвых людей, которых немцы хотели сжечь. Единственное, что он рассказывал, как ранен был под Рейхстагом… в «мужское место» (смеется). Говорит: «Лежу, истекаю кровью, мимо две майорши идут. Они посмотрели и начали хохотать. И я, глядя на них, еле живой тоже начал хохотать: ну кого как убивают, а мне прямо туда угодило. Потом они догадались, что я и умереть могу, нашли транспорт, погрузили, отправили в госпиталь», - пересказывает Рафаэль Ризаевич воспоминания своего отца о войне.
Каким был папа? На этот вопрос Ишмуратов младший отвечает только одно - добрым.

- Он самый добрый человек. Я бы даже сказал, что он был простофилей. Все жены у него были, что называется, бой-бабы и на нем верхом ездили. Мне даже жалко его было иногда, что он не может постоять за себя. Но это только в быту и личной жизни. Если дело касалось общественного или надо было постоять за кого-то, то он сразу становился мужественным, смелым, мог что угодно кому угодно сказать! И еще он был очень честным. Однажды я украл два рубля. Он узнал и сказал: «Я тебя сейчас убью» и ударил меня - не ремешком, а врезал так крепко по-мужски. Я орал: «Папочка, не убивай меня, я жить хочу!». Вот с тех пор и я считаю себя честным человеком.

Рафаэль Ризаевич - кандидат в мастера спорта. Покорял хребты Тянь-Шаня. Благодаря ему у вершин появились свои имена - пик Победы, пик Гаврилова, пик театра Камала, пик 1000-летия Казани, пик Мусы Джалиля. Ишмуратов мечтает о том, чтобы героические названия были отражены не только на альпинистских, но и на географических картах. А на вопрос, почему до сих пор нет пика Ризы Ишмуратова, только удивленно поднимает брови:

- Никогда! Выпячивать себя - это папа считал недопустимым. Он был очень скромным человеком. Перед смертью папа сказал: «Хочу пожить неделю у каждого сына, пообщаться». Я привез его домой, он лежит, смотрит на ковер и говорит: «У вас на ковре написаны суры Корана, я вам сейчас прочитаю. Вы думаете, я сумасшедший? Это просто вы их не видите, а я вижу». Пошутил, конечно, он просто в совершенстве знал Коран, в последние годы жизни выучил.