С момента, как теплоход вошел в левый поворот, предотвратить крушение судна было невозможно. К такому выводу пришли эксперты Государственного университета морского и речного флота имени адмирала Макарова. Их заключение озвучил судья Московского райсуда Казани Сергей Якунин.

 

В марте один из адвокатов, участвующих в судебном заседании по делу «Булгарии», заявил ходатайство о проведении новой судоводительской экспертизы. Защитник посчитал, что эксперты недостаточно точно ответили на поставленные вопросы о последних минутах плавания «Булгарии». А поскольку заключение экспертизы - основной документ в уголовном деле, судья ходатайство удовлетворил, чтобы избежать кривотолков. 

 

Поскольку первая экспертиза проводилась в Волжской государственной академии водного транспорта, повторное заключение о крушении судна суд попросил дать сотрудников университета имени Макарова. Это было сделано для большей объективности. Экспертов попросили ответить на 44 вопроса, касающихся причин трагедии. К примеру: «Какова непосредственная причина затопления дизель-электрохода «Булгария», при отсутствии которой судно не затонуло бы?», «Какое обстоятельство помешало капитану судна подать сигнал тревоги?», «Соответствовали ли действия экипажа перед выходом судна из порта Болгар требованиям обеспечения безопасности судовождения в штормоопасном районе Куйбышевского водохранилища реки Волги?». 

 

Поскольку заключение экспертов пришло на 123 листах, судья начал оглашать его 14 апреля, а закончил только на следующий день. Как сообщила Интертат.ру пресс-секретарь Московского суда Казани Мария Корнилова, по своей сути повторная экспертиза мало отличалась от предыдущей. Однако на этот раз эксперты дали более детальные и развернутые ответы.  К примеру, на вопрос о том, что помешало капитану дать сигнал общесудовой тревоги, эксперты ответили, что выход из стоя правого двигателя обесточил теплоход. А аварийные аккумуляторы оказались в нерабочем состоянии. Ответственность за них нес старший помощник капитана «Булгарии» Рамиль Хаметов, который не доложил о неисправности капитану. В итоге Александр Островский не смог вовремя передать сигнал о гибели судна в каюты пассажиров. Укрывшись от шторма, многие находились в трюмовых помещениях, откуда выбраться не так просто. В итоге из 201 человека, находившегося на борту, 122 погибли. Из-за неработающей бортовой сети капитан не смог доложить о происшествии диспетчеру речного порта и позвать на помощь капитанов других судов, находившихся в акватории Волги.

 

Достигнув поворотного буя недалеко от поселка Куйбышевский Затон, «Булгария» сделала поворот налево, как того требовал маршрут. Согласно заключению экспертов, этот момент стал точкой невозврата. Учитывая погодные условия, направление ветра и силу волны, спасти судно было уже невозможно.

 

Как сообщили Интертат.ру в Московском райсуде, в четверг на судебное заседание пригласят одного из экспертов, принимавших участие в подготовке заключения. Если у участников процесса еще остались вопросы, они смогут задать их профессионалу в области судовождения.

 

Процесс по делу «Булгарии» стартовал 5 мая 2013 года. На скамье подсудимых оказались директор компании - субарендатора судна Светлана Инякина, эксперт Пермского участка Камского филиала Росречрегистра Яков Ивашов, начальник Казанского линейного отдела Волжского управления Госморречнадзора Ирек Тимергазеев, инспектор этого же отдела Владислав Семенов и первый помощник капитана «Булгарии» Рамиль Хаметов. 

 

Сергей ИЛЬИН

фото с сайта ria.ru