Один из самых известных в мире битбоксеров дал эксклюзивное интервью порталу «События».

 

Несколько дней назад в Казани состоялся концерт камерного оркестра La Primavera и одного из самых популярных в мире битбоксеров. Это было безумно интересно, но не сказать, что совсем уж удивительно: Рустем Абязов славится своей любовью к экспериментам. То они в джинсах играют музыку 80-х, то знакомят горожан с классикой на самых нетривиальных площадках... Теперь вот битбокс на сцене ГБКЗ им. Сайдашева.

Митя Бурмистров (или Masta Mic, кому как больше нравится) и сам давно мечтал выступить с оркестром. Ведь это - настоящий шаг из интернета, где его клипы собирают десятки миллионов просмотров, на большую сцену. В смысле - классическую: у концертных площадок Masta Mic и так «олимпийский размер». В прямом смысле слова: он выступал на Олимпиаде в Ванкувере, а еще был капитаном сборной России на чемпионате Европы по битбоксу. Само собой, на этот экспериментальный дуэт с La Primavera Митя согласился сразу. И не просто из-за того, что хотел «разнообразить» произведения Моцарта и Баха своим битбоксом. Он уже полтора года пишет песни, а какой музыкант не захочет услышать свои произведения в такой «элитарной» трактовке? Дело оставалось за малым: написать партитуры для оркестра.

«Привет из космоса»

Дело в том, что Митя Бурмистров сочиняет песни по наитию, не имея ни малейшего представления, как переносить ноты на бумагу. Поэтому нужно было записывать мелодии на слух, чтобы музыканты смогли их сыграть. Невозможным для «простых смертных» делом занялся казанский композитор Ильяс Камал. Всего за две недели он адаптировал десять композиций и создал для них аранжировки. А виртуозам понадобилось всего пять репетиций, чтобы на сцене ГБКЗ им. Сайдашева зазвучала совершенно новая музыка.

Это был настоящий «привет из космоса», потому что каждая мелодия с легкостью могла бы стать саундтреком к «Пятому элементу» или «Обливиону» - настолько непривычными и фантастическими они были.

Битбокс, к слову, идеально вписался в стены Органного зала, акустика которого придала композициям особую глубину и добавила очарования.

- Митя, ну как тебе такой необычный опыт?

- Ужасно волновался. По сути, это был первый раз, когда я презентовал свои песни на публику не в Интернете, а в реальной жизни. Еще и БКЗ, еще и оркестр! А до начала концерта у нас был очень трудный четырехчасовой саундчек. И мы просто хватались за голову от технических неполадок! Так что свое звучание мы услышали всего за пару часов до выступления.

- А ты давно начал сочинять музыку?

- Еще в детстве. У моего брата была своя группа, и благодаря ему я начал играть на гитаре. А однажды взял словарь иностранных слов, выписал оттуда те, что мне особенно понравились, и срифмовал их. И эта песня под названием «Ни о чем» стала хитом моего брата. На название я не обижаюсь (улыбается). Собственно, с этого всё и началось. Труднее всего было поверить в свой материал. Кому-то это вообще не удается: я очень часто общаюсь с творческими людьми, которые работают не там, где они хотят. Считают, что рисованием или пением нельзя заработать. В эти моменты мне всегда становится грустно.

- Понравилось, как публика принимала твои песни?

- Конечно! Хотя все зрители были для меня чем-то очень далеким и размытым из-за адреналина, который просто зашкаливал. Я видел только друзей в первом ряду, периодически замечал улыбку брата, пытался найти глазами маму, но не смог.

- Кстати, а как родители отнеслись к твоему увлечению битбоксом?

- Били по губам, конечно (смеется)! Да нет, мне очень повезло с родителями, и дай Бог нам такими стать для своих детей. Они поддерживали меня во всём, чем бы я ни занимался. Сейчас мама хочет, чтобы я стал... депутатом. Говорит, мол, музыка - это замечательно, но вдруг надоест? Как будто депутатство принесет мне улыбку до конца жизни.

- А что заставляет тебя улыбаться? В чем ты черпаешь вдохновение?

- Нужно в обыденных местах, вещах и рутинных делах постоянно чувствовать свежесть. Вот вы идете по знакомой улице и не обращаете внимания на дома, деревья, бабушку, которая высовывается из окна - вы их всех знаете, всё привычно и знакомо. А стоит только приехать в Прагу и пройти по какой-нибудь улочке - как всё для вас ново, всё удивительно. Мой секрет в том, что я могу это же чувство удивительного вызывать в себе на собственной улице! Кстати, с музыкой часто бывает наоборот. Не нужно ждать какой-то магии, просто берешь инструмент и начинаешь перебирать струны. И тогда что-то обязательно рождается.

«Лучше тысяча ценителей, чем миллион пятиклассников»

- Раз уж вспомнили про Европу, не могу не спросить: за границей тебя часто узнают?

- Бывает. Недавно после концерта в Австрии я гулял по Вене, и тут какая-то девушка подходит и говорит: «Маста Майк!» - мол, знаю, видела в Интернете. И так в тот вечер меня в совершенно незнакомом городе остановили три человека. После чего я сел на бордюр и выпил сок. Да, эта история должна была закончиться менее тривиально, но всё было именно так.

- Твоя популярность на YouTube бьет все рекорды. Ты дружишь с другими видеоблогерами или держишься особняком?

- Да, немного особняком. На мероприятиях YouTube собираются бьюти-блогеры, ведущие передач вроде «This is хорошо», и я понимаю, что хоть нас и объединяет одна площадка, но интересы у нас совсем разные. Хотя с некоторыми ребятами мы хорошо общаемся.

- Сейчас, когда количество просмотров твоих роликов превышает десятки миллионов, как-то поменялось отношение к тому, что ты делаешь?

- Я решил не гнаться за популярностью, а просто искренне снимать клипы, пусть они и не набирают миллионы просмотров, как раньше. Больше я не называю их: «Самый-лучший-битбокс-на-свете-смотреть-до-конца» - когда-то я так пытался делать, и это давало результат. Но сейчас мне важнее, чтобы меня смотрела тысяча человек, которая чувствует музыку, чем миллион пятиклассников.

«Битбокс и кулинария - вещи несовместимые»

- Вот сейчас кто-нибудь прочитает про твой успех и решит: «Я тоже хочу заняться битбоксом!». Скажи, этому каждый человек может научиться?

- Обычно я отвечаю, что каждый. Но, возможно, я слишком оптимистичен. Тут всё очень индивидуально: одни через месяц уже делают успехи, а другим и двух лет мало. У нас не существует такого понятия, как «стаж». Важно лишь то, насколько круто у тебя получается. Лично для меня битбокс - это бальзам на душу. Мне очень нравится чувствовать звук, видеть реакцию людей. В каждом подобном моменте есть какая-то простая красота.

- После концерта с симфоническим оркестром кажется, что битбокс можно совместить с чем угодно. Это так?

- Думаю, с кулинарией его совместить невозможно, хотя я видел попытки. Что касается музыкальных направлений... думаю, можно. Но вопрос в том, нужно ли? Это как современное искусство: можно рисовать такие картины, но зачем…

- Кстати, как ты относишься к современному искусству?

- Вообще, я пытался получить художественное образование и даже отучился четыре года. Сейчас тоже рисую периодически. И, наверное, это можно назвать современным искусством, потому что непонятно, что там нарисовано. Я не претендую ни на что, просто беру краски, включаю музыку и малюю на холсте всё что душа просит. Но не возражаю, если лет через десять кто-то купит мои картины за миллионы. Кстати, рисую сейчас обложку для нового альбома, и она, правда, заслуживает внимания. Там огромный сюрреалистичный лев.

- Расскажи про этот альбом!

- В него войдут песни, которые прозвучали на концерте. И, думаю, многие из них я запишу именно в версии с оркестром. А еще во многих композициях будут звучать голоса певцов со всего света, с которыми я давно знаком и очень плодотворно сотрудничаю. Спасибо Интернету, теперь не надо никуда ехать, чтобы сделать совместный трек. Меня устраивает вариант, когда ты сидишь дома, пишешь музыку, отправляешь ее, к примеру, в Сенегал - и тебе потом присылают ее обновленную версию, например, с каким-то вокалом.

- А с кем из прославленных музыкантов ты мечтаешь поработать?

- С Деймоном Элбарном - фронтменом групп Gorillaz и Blur, потому что он гениальный человек. Его музыка пробирает меня до слёз, а иногда вызывает улыбку до ушей. А главное, он очень разноплановый: играет брит-рок и пишет музыку для китайских опер. Я был бы рад даже просто посидеть в его студии и посмотреть, как он работает. А потом спросить: «Вы давно этим занимаетесь?».