На учете наркологов утроилось число потребителей курительных смесей. Пока большинство наблюдаются амбулаторно. Но врачи уверены: скоро они дойдут до больничной койки, если, конечно, не погибнут или не «загремят в психушку».

 

Стационар республиканского наркодиспансера стоит на заднем дворе. Может, и к лучшему. Уже при подходе к нему ощущается гнетущая атмосфера необычной больницы. Двор здесь метут бритые наголо мужчины с угрюмыми лицами. На крыльце не безобидная бабушка-вахтерша, как в какой-нибудь поликлинике, а сотрудник вневедомственной охраны, одетый по форме и вооруженный дубинкой. Он дежурит у входа в первое отделение, куда ведут двойные двери за решеткой. То же самое на втором этаже, и такой же пост охраны. Спрашиваю: «почему?» у встречающего меня врача: «разве сюда приходят не добровольно?». В ответ заведующий отделением Дмитрий Пикулин поясняет:

- Бывают случаи, когда здесь лечатся принудительно по решению суда, но это редкость. Основная масса поступает к нам по собственному решению. Чтобы обеспечить им необходимое лечение и безопасность, и чтобы пациенты не проносили сюда наркотики, приходится принимать такие меры.

Мы идем в кабинет врача. Уже отсюда видно: стационар перенаселен. В длинном коридоре не протиснуться, он весь уставлен койками. Контингент пациентов похож на тот, что и во дворе - большинство бритых наголо мужчин, руки в наколках. Тяжелый смрад ударяет в нос с еще порога. А внутри смешивается с резким запахом медикаментов. Пока идем, спрашиваю про больных, что лечатся от спайса. Выяснилось, их не много. И не пообщаться с ними никак - поступили в крайне тяжелом состоянии, все трое под капельницей и пока под воздействием лекарств даже говорить не могут. Правда, судить о проблеме по этой троице нельзя — уточняют врачи. На учете в больнице полторы тысячи потребителей курительных смесей. Просто еще не дошли до больничной койки.

- Обычно как происходит? «Скорая» приехала, видит, человек в невменяемом состоянии, о нем известно только то, что он покурил. Таких везут токсикологию. Это острое отравление, опасное для жизни. Когда их откачают, пациентов берет на учет нарколог. И они должны ежемесячно у него наблюдаться. Вот поэтому наше отделение они пока минуют. У нас еще нет «свежих» больных, которые только начали употреблять. Но скоро появятся. Это неминуемо. И это лучший вариант, если они дойдут до нас, а не погибнут или не окажутся в психушке, - считает нарколог.

Врачи говорят, что впервые столкнулись с таким действием вещества, когда сразу страдает головной мозг и нервная система пациента.

Уже было несколько смертельных случаев. Но страшные истории не многих останавливают.

- Видели по телевизору кадры с корчащимися и абсолютно безумными людьми после спайса? Вот такую же картину мы наблюдаем и у себя в стационаре. Это такое воздействие на психику. Потом они впадают в тяжелую депрессию, иногда с попытками суицида, и очень сильной зависимостью к наркотику. Говорю как нарколог со стажем: даже первое употребление приводит к тяжелейшим последствиям, иногда необратимым, – говорит Дмитрий Пикулин.

Специалисты называют несколько причин всплеска наркомании. Во-первых, в продаже появилось много новых опасных веществ - так называемая «легалка». Под видом отравы для тараканов и крыс, соли для ванны или средства от ржавчины, в России открыто торгуют теми же синтетическими наркотиками. Во-вторых, препарат легко используется. В третьих, он доступен в цене.

Что особенно страшно, зелье популярно у подростков от 13 до 17 лет. Но в этот стационар они не попадают. Их кладут в специализированные медучреждения. Здесь лечат только совершеннолетних.

Среди них и те, кто раньше употреблял героин, а потом перешел на дешевую «синтетику». Встречаются и алкоголики, что стали сочетать спиртное с курительными смесями. В больницу они поступают,  когда уже нуждаются в интенсивной терапии. При этом курс у всех индивидуальный - зависит от принятого вещества. Здесь медики в начале пути и действуют почти наугад. Потому что не поспевают за постоянно меняющимися составами спайсов. Лечат больных не только наркологи и токсикологи. В отделении есть свой психолог. Когда пациент идет на поправку, он убеждает его пройти курс реабилитации. Без нее лечение неэффективно.

- Я хотел бы обратиться к молодым людям, которые рассуждают о том: попробовать или нет. Эти рассуждения, что один раз можно и ничего страшного - просто безумие! Здесь должен сработать инстинкт самосохранения. Примеров уже достаточно: и смертельных, и инвалидизации. Это путь в никуда, путь к трагедии и смерти. Не употребляйте! Оставайтесь  здоровыми и красивыми, – предостерегает молодежь нарколог.

Медики утверждают, потребитель спайса заканчивает полной деградацией личности с формированием психического дефекта. По лицам некоторых пациентов это заметно и без врачебного освидетельствования. Человеку, который долго принимает наркотик, остаток жизни светит провести под наблюдением психиатра. Если выживет, конечно.