Самый титулованный танцор Казани, который на днях отпраздновал 20-летие творческой деятельности, дал эксклюзивное интервью корреспонденту портала «События».

 

Иногда балетных артистов довольно сложно узнать без грима. Особенно мужчин: на сцене они с «нарисованными» лицами, чтобы их выражение было видно даже зрителям на самых дальних рядах. Поэтому как выглядит Нурлан Канетов на спектаклях, я знала прекрасно, а вот встречаться в обычной жизни не доводилось. На интервью с ним я шла с легким трепетом: как-никак самый титулованный танцор Казани, который на днях отпраздновал 20-летие творческой деятельности. Ожидала увидеть взрослого мужчину с седыми висками, но никак не могла найти нужную гримерку. Решила спросить у проходящего мимо паренька лет двадцати пяти: «Извините, а вы не видели Нурлана Канетова?». На что он ответил: «Это я!». Сказать, что я была в шоке - это очень сильно преуменьшить мое удивление. Глядя на этого юношу, невозможно предположить, что ему скоро исполнится сорок. Это и послужило началом нашего разговора.

- Как вам удается сохранить такую потрясающую форму?

- Я не знаю, в чем секрет. Может быть, в том, что я никогда не задумываюсь о возрасте. Прекрасно понимаю, что балетный век короток и однажды придется уйти. Но до сих пор танцую и классику, и современные танцы. Пока что «физика» меня не подводит. Как только наступит момент, когда танцевать будет можно, а смотреть на это уже нельзя, я тут же уйду.

- Недавно у вас был потрясающий бенефис. Вы ожидали, что на творческом вечере будет выступать такая интернациональная труппа: танцоры из Японии, Бразилии, Украины?

- Разумеется, нет! Но меня радует, что труппа становится такой международной. Это так здорово, так интересно! У каждого - своя культура, и это чувствуется по разговору, по манере танца. Очень хорошие, позитивные ребята. Они - украшение нашего театра.

- Вас очень любит коллектив, абсолютно все. А ведь для творческих личностей это огромная редкость. Тоже никакого секрета нет?

- Конечно, всё очень просто. Когда ты даришь людям любовь, она тебе возвращается. Поэтому мы так дружим со многими артистами. Тем более они молодые, и я у них учусь, они меня заряжают позитивом и своей энергией. Иногда чувствую себя кем-то вроде черепахи Тортиллы, когда ко мне подходит девочка, которая родилась в тот год, когда я уже начал танцевать в театре. И мы даже смеемся с Амандой Гомес (танцовщица театра оперы и балета им. Джалиля. - Ред.): «Получается, я старше тебя на 19 лет?» - а она мне говорит: «Да. Ты - мой папа!». И вот они меня в шутку называют папой. Но когда я с ними, нет ощущения, что я настолько старше. Мы постоянно шутим, резвимся, а на гастролях в Европе всей толпой ездим на экскурсии.

«Сейчас даже классику выдают за деньги»

- Вы исполнили, наверное, весь классический репертуар. Были партии, которые вы мечтали станцевать, но не довелось?

- Я бы хотел попробовать что-то из постановок европейских хореографов. Не знаю, насколько это реально и сбудется ли моя мечта, но очень хочется! Давно засматриваюсь на «Болеро» Мориса Бежара и «Мано». К сожалению, загвоздка в авторских правах: за возможность использовать эту музыку и хореографию нужно платить огромные деньги. Сейчас совершенно другое время, даже многие классические па-де-де (особенно Баланчина) нельзя танцевать без специального разрешения. Обидно: всё, что мне нравится, защищено авторским правом.

- А есть любимые роли?

- Да, в основном это драматические спектакли. Очень люблю образ Ромео, «Сказание о Юсуфе», «Спартак» - я там танцую Красса. Тяжелый спектакль, я очень устаю, но при этом получаю громадное удовольствие! Кстати, «Золотая Орда» тоже нравится.

- Меняется ли восприятие себя в балете после получения государственной награды, когда вы понимаете, что признаны на таком высоком уровне?

- Нет, не меняется. Просто чувствуешь больше ответственности. Ты понимаешь, что должен держать высокую планку - и поначалу мне это очень мешало. Сейчас не обращаю внимания.

- Не было соблазна переехать из Казани? Наверняка же вас неоднократно пытались переманить в Москву или Питер.

- Я люблю Казань, люблю театр им. Джалиля - это мой дом, я здесь 18 лет живу и работаю. Куда бы я ни поехал на гастроли, я всё равно вспоминаю свою квартиру и очень скучаю по ней, честно.

«Жалеть себя нельзя ни в коем случае!»

- Чем для вас балет стал сейчас, спустя 20 лет?

- Когда ты молод, ты не задумываешься о том, что и как ты танцуешь. Я уже молчу про актерское мастерство, ты думаешь только о технике. Но с возрастом всё более осознанно подходишь к спектаклям. Мне никогда не нравится то, что я делаю. Меня постоянно ругают, мол, Нурлан, прекрати! А я не могу. Хочется, чтобы всё было идеально не только в технике, но и по настроению, по характеру героя. Тогда каждая роль становится маленькой жизнью, которую ты каждый раз проживаешь. Сколько раз я станцевал Ромео: и любил, и умирал, и чего только не было! Это так интересно! Мне кажется, это так продлевает мою собственную жизнь. При этом очень важно понимать, что ты всегда можешь сделать большее, чем уже умеешь. И не жалеть себя, ни в коем случае!

- А бывало, что приходилось себя переламывать, и потом это приводило к большому успеху?

- Да. Это, кстати, связано с «Кармен». Я тогда был совсем молоденьким, худеньким, уши такие... И в этот период мне хотели отдать роль Хозе, представляете? Я жутко комплексовал и не знал как быть: то ли отказываться от спектакля, то ли искать выход. В какой-то момент я просто взял магнитофон, кассету, пошел в балетный зал и допоздна слушал эту музыку, пробовал какие-то па. В конечном счете пришла огромная любовь к моему герою. Когда меня спросили: «Ты будешь танцевать?», я сказал: «Буду!». И у меня получилось. Более того, критик Наталья Садовская написала статью по поводу моего Хозе! Для меня это было очень неожиданно. Тогда я понял, что именно так надо работать. Не через «не хочу», а просто поменять отношение.

- Как удалось не поймать «звездную болезнь»?

- Дело в том, что я никогда не считал себя звездой. Я просто артист, который делает свое дело, то, что мне предназначено. Это крест, который я должен нести до конца. Конечно, по молодости были ситуации, когда спектакль проходил с огромным успехом, мне пели дифирамбы, и я вдруг начинал мнить, что я весь из себя потрясающий. И тут же Высшие силы обязательно давали мне по голове. Один раз получил, второй - больше не хочу.

Наша справка

Нурлан Канетов, заслуженный артист Татарстана

В 1993 г. окончил Алма-Атинское хореографическое училище. Будучи студентом, был принят в труппу Государственного академического театра им. Абая.
С 1996 г. - ведущий солист ТАГТОиБ им. М. Джалиля.
В составе труппы театра гастролировал в странах Восточной и Центральной Европы.
В 2000 г. с труппой «Русского Имперского балета» под руководством Майи Плисецкой выступал в Израиле и Испании.
Награды и премии:
Лауреат приза «Душа танца - 2003» от журнала «Балет» в номинации «Восходящая звезда». Лауреат Государственной премии России в области литературы и искусства 2005 г. за исполнение заглавной партии в балете Л. Любовского «Сказание о Йусуфе».

В репертуаре - партии в спектаклях:

«Лебединое озеро» (Зигфрид, Па-де-труа)
«Жизель» (Граф Альберт)
«Сильфида» (Джеймс)
«Ромео и Джульетта» (Ромео)
«Тщетная предосторожность» (Колен)
«Тысяча и одна ночь» (Шахрияр)
«Сказание о Йусуфе» (Йусуф)
«Спартак» (Красс)
«Дама с камелиями» (Арман)
«Золотая Орда» (Визирь) и др.