В городе, собирающемся потратить миллиард на развитие туризма, пожилым, многодетным и сиротам дали квартиры в 200-летнем аварийном доме. Это заброшенный интернат, который уже считали непригодным для жизни.

 

Двухэтажный особняк на Фрунзе, 117 едва ли не ровесник самого города. Раньше тут жил помещик. А после войны открыли дом престарелых. Он был здесь еще до недавнего времени. Но в 2006 здание признали аварийным. Стариков переселили в другой интернат. Казалось бы, на этом можно ставить точку. Ведь дому стукнуло два века. Ему бы памятником архитектуры быть. Но он всё еще принимает новых жильцов.

После переезда соцучреждения здесь стали раздавать квартиры тем, кто стоял в очереди на жилье: многодетным, сиротам, инвалидам. Одни переехали по расширению. Другие из еще более ветхих домов перебрались. У третьих и вовсе не было крыши над головой. Всем говорили: это ненадолго, скоро будет новоселье.

Но, как это и бывает, временный приют стал постоянным местом жительства. А между тем, жить здесь совсем не просто.

Ни газа, ни горячей воды нет. Из удобств - одна раковина на весь этаж и неотапливаемая душевая. «Пользоваться электроприборами запрещено!» - гласит объявление для жильцов.

Древняя проводка то и дело искрит, так и до пожара не далеко. Но жильцы вынуждены включать плитки: «А как иначе еду готовить? Других-то печек нет!». Назвать это условиями жизни - язык не повернется. Скорее школа выживания. Вот только старики, инвалиды и маленькие дети поневоле оказались ее заложниками. 

Как здесь жить с детьми? У нас уже у всех проблемы со здоровьем.

- Старший сын постоянно задыхается. Младшему 10 месяцев, нужна операция на сердце. Но никому до нас нет дела, - со слезами говорит Елена Ярмухаметова.

В ее крохотной комнатушке едва умещаются взрослая и детская кровати. Сразу за ними дверь в коридор. Прикрыта матрасом, чтобы малышей не продуло.

Но не очень помогает, дети все равно постоянно болеют. Потому большая часть деньг уходят на лекарства.

Мыться приходится летом в тазике, а зимой ходить в платную баню.

- У нас сгнила балка над кроватью. Не дай Бог, на детей упадет, они прямо под нею спят, - показывает опасный потолок многодетная мать и инвалид Ольга Горшкова. Трещины и плесень здесь по всему дому.

У Ольги четверо детей. В квартире постоянно горит свет, дневного – узенькая полоска. Первый этаж превратился в подвал – больше, чем до середины окон провалился в землю.

Пришлось сменить мебель, прежняя вся отсырела и испортилась. Газ здесь только в котельной. Но это еще одна угроза.

- Вот эти котлы постоянно гаснут, как зима я почти не сплю ночью. Сколько раз я вызывала прочистить горелки, они все забиты гарью, но никто так и не пришел. У меня там за стенкой девчонки спят. Это же газ все-таки. Вот так дунет отсюда, и рванет как раз в ту сторону, - переживает Ольга.

При этом тепла от таких котлов не много.

Зимой приходится спать в верхней одежде и ходить по дому в сапогах.

Баба Шура уже достала валенки. Она здесь одна из трех,  кому за 80.  И переехала из такого же аварийного дома.

- Говорили: на полгода вас переселим. Уже 6-й пошел, а ничего не дают и даже ничего не говорят: дадут, не дадут ли? Они, наверное, ждут, когда мы умрем, а мы еще живем всё, - Александра Ивановна уже не мечтает пожить в человеческих условиях хотя бы на старости лет.

- Ждите, нету жилья – вот и весь их ответ. Сколько я писем написала. У меня документов, знаете, сколько? Хотите, я вам покажу, - демонстрирует многодетная мама целую кипу бумаг. 
В самой администрации Чистополя нас направили в отдел жилищной политики. В его кабинете не смолкают телефоны. Из разговоров ясно, что и звонят чистопольцы все по тем же вопросам - жалуются на аварийное жилье. Да и за дверью выстроилась немаленькая очередь. По нашему вопросу начальник отдела пояснила: пока жильцам на Фрунзе помочь нечем.

Проблема в том, что они живут в муниципальных квартирах. Поэтому мы не можем им предоставить другого временного жилья.

- Мы выявляем другие квартиры, которые более или менее пригодны к жилью. Старые мы им тоже не можем предлагать. Потому что у них и так там условия сами видели какие. А другого жилья у нас на сегодня нет, - сообщила начальник отдела Эльмира Мурзина.

В отделе также рассказали, что все эти семьи вошли в программу по переселению из аварийного жилья на 2013-17 годы. Как и остальным участникам, им хотят предложить три варианта. Во-первых, государство может выкупить их жилплощадь по 11 тысяч за квадратный метр. Во-вторых, можно получить компенсацию, если есть второе жилье. В-третьих, соципотека на 15 лет под 7% годовых и стоимостью квадрата в 28 475 рублей. Вот только загвоздка в том, что эти метры у людей не в собственности. И будут ли выделять жилье таким «муниципальщикам» или нет - сейчас решается. Так что перспектива получить обещанную квартиру у жильцов с Фрунзе по-прежнему туманная.