Корреспондент «Событий» побывала в Центре дневного пребывания и убедилась, что сегодня трудным подросткам нужен не клей и подвал, а цирк, кафе и развлечения.

 

Узкий коридор ведет к просторной основной игровой комнате, здесь уже сидят две Насти. Начало занятий назначено на 4 часа, опоздавших более чем на полчаса уже вправе не пустить. Пока ждут других, воспитатели спрашивают, чем бы хотели позаниматься девочки.

- Мне карты нравятся, - протягивает после раздумий 11-летняя Настя, она в центре первый раз.

- Какие карты? - уточняет педагог.

- Которыми играют, там пики есть, - поясняет девочка.

- У нас такое не разрешается, - мягко говорит воспитатель Наталья Аркадьевна.

- А что разрешается? - робко спрашивает Настя.

- У нас много игр, мы тебе покажем. Ты сиди свободно, здесь у нас не школа, - говорит педагог.

Чуть позже раздается звонок и приходит постоянный посетитель «Камчатки» Андрей. Мальчишка сразу присоединяется к рисованию. Затем девочку Сашу приводит бабушка, она узнала о центре по объявлению и решила здесь побывать.

- Мы всем здесь ставим баллы за посещение, за активность на наших занятиях. В конце мы их суммируем и объявляем победителя, он получает небольшой приз. Их зарабатывать можно уже сейчас, в этой коробке лежат загадки, угадаешь - получишь первый балл - рассказывает Анастасия Орловцева вновь прибывшей Саше.

Девочка берет бумажку и читает: «Я под мышкой посижу и что делать подскажу: или уложу в кровать или разрешу гулять». После долгих раздумий Саша все-таки дает правильный ответ:

- Градусник!

Ребята в сборе и начинаются игры на внимание, адаптацию ребенка в коллективе. Дети с удовольствием выполняют задания педагогов.

- В школе меня обижают, не знаю почему. А здесь мне нравится, - говорит Настя.

- Тут все так красиво обставлено. И вообще сама «Камчатка» нравится: игры интересные, друзей тут нашел, - добавляет к словам девочки Андрей.

В самом конце коридора находится ванная. Первое правило «Камчатки»: пришел с улицы - помой руки. Также в этих помещениях при необходимости проводится осмотр детей. Проверяют, в том числе, нет ли синяков от возможных побоев. Но как говорят социальные педагоги, сейчас чисто уличных детей в городе почти нет. На это повлияло много факторов: и сама деятельность таких центров, и изменение законодательства в этой сфере и родительского самосознания.

- Наши дневные центры созданы по системе дроппинг-центра, что означает прийти без приглашения, зайти на огонек. Вообще они были разработаны для работы с уличными детьми, куда они могут прийти, помыться, переодеться. Но сейчас уличные дети поменяли свой облик: они не живут на улице, не нюхают клей, не лазают по подвалам. Но риски поведенческие и неблагополучие в семье все еще остаются. Сейчас мы больше проблем видим в нарушении детско-родительских отношений в семье, поэтому работу ведем в этом направлении: организуем семейные лагеря, существует семейный клуб, - рассказывает Анастасия Орловцева.

- Раньше с беспризорниками ситуация была намного хуже, на моей практике еще было очень много токсикоманов. Сейчас есть дети, которые проводят большее количество времени на улице, но так называемых «бегунков» (дети, которые сбегают из домов) сейчас мало, - говорит социальный педагог Наталья Калакутцкая, которая в центре «Доверие» работает с 2003 года.

Но, несмотря на улучшение общей картины, остаются локальные проблемы. Порой дети попрошайничают, на это их толкают самые разные причины.

- Был такой ребенок хорошо одетый стоял, попрошайничал на Восстания. Когда я с ним познакомилась, спросила: «Тебе не хватает денег? Тебя не обеспечивают родители?» На что он ответил: «Знаете, что у меня есть велосипед, который мне купили родители, но он мне не нравится. Мне нужен крутой велосипед. Мама сказала - зарабатывай тогда сам». А ребенку 10 лет, он стал попрошайничать, - рассказывает Наталья Аркадьевна.

Еще одной тенденцией свойственная современным беспризорникам, которую отмечают педагоги, - приезд подростков из районов в большие города в поисках развлечений.

- В районных деревнях еще есть какие-то клубы, но им этого мало. Приезжают в кафе сходить, в цирк. Раньше они жили прямо на ж/д вокзале, когда там заборов не было. А сейчас все контролирует полиция, и ребята сразу уходят, - говорит Калакутцкая.

Сегодня, по мнению работников «Камчатки», ребята с улицы ушли, но стали собираться в разных компьютерных клубах и других закрытых местах, что еще больше отдалило их от социальных работников. Проблемой является и тот факт, что только 45% из выявленных подростков посещают Центр дневного пребывания. Остальные просто не могут добраться до «Камчатки». Центры находятся далеко, а денег на дорогу нет. Но работники центра уверяют, что и с этой проблемой справятся.