Два года назад семья Хрисановых лишилась крова – жилье сгорело. На беду откликнулись интернет-пользователи. Одни помогли деньгами, другие строительным материалом и вот сегодня Николай, Нина, Ника и Руслан отмечают новоселье.

 

Живут Хрисановы на окраине Кировского района столицы Татарстана. С одной стороны лес, с другой железная дорога. Улица у них короткая – всего в четыре дома. Их дом самый новый - с мансардной крышей из синей металлочерепицы, обшит бежевым сайдингом, на втором этаже небольшое окно с видом на дорогу.

Нас встречает хозяйка дома Нина Хрисанова и черный пушистый кот. Супруг Нины - Николай, на работе.  Кот очень любопытный, совсем не боится чужих и заглядывает прямо в объектив фотоаппарата.

- Его все фотографируют, - смеется Нина, - он с нами пожар пережил.
На кухонном окошке, меж чашек и стопки керамической плитки, виднеются иконки.

- Это Святые Нина и Николай, - объясняет мне Нина Хрисанова. - Наши с мужем ангелы-хранители.  У Нины такое же светлое лицо, большие голубые глаза, высокий лоб, светлые волосы, как и у Святой Нины с иконки. Взгляд у нее особенный, такой бывает у людей, про которых говорят «им много пришлось пережить».

Беда случилась осенью 2012 года. Глава семьи Николай, как обычно поставил будильник на семь, но проснулся на 10 минут раньше из-за резкого запаха. Вышел из спальни и увидел, что прихожая занялась огнем. Под крик «Просыпайтесь, горим!» Нина Хрисанова схватила двухлетнюю Нику, завернула в одеяло и вынесла во двор. Потом вернулась внутрь помогать  мужу, собирать документы и вещи, а старший сын Руслан тем временем несколько раз  забегал в пылающий дом, чтобы вынести учебники и танцевальную форму - он учится в хореографическом училище. Потом мальчишке уже со второго этажа пришлось прыгать, чтобы самому спастись.

Гараж - единственное строение, которое тогда уцелело после пожара.  В нем Хрисановы и стали жить. Думали, что такой быт затянется у них очень надолго, если бы не случай. «Случая» зовут Рустам. Он и привез нас к Хрисановым, показать, как можно  всем миром построить дом.

- У нас есть проект «Особенные дети», его затеяли блогеры из казанского «Живого Журнала», в нем мы дарим детям с детским церебральным параличом специальную мебель. И вот как-то  мы получаем письмо от Хрисановых с просьбой подарить их дочери Нике стул. Наши волонтеры приехали, собрали стул и, как обычно, составили отчет. И в этом отчете было написано, что семья живет в гараже. Мы вначале не поверили, как так в гараже живут?! – рассказывает историю знакомства Рустем Хасанов.

- Рустам мне перезванивает и спрашивает: «Нина Хрисанова?» Я уже готова было поблагодарить его, ну знаете, как бывает - руководители звонят и спрашивают, как вы можете оценить работу сотрудников, а он продолжает: «А вы, в самом деле, в гараже живете?» В этот же день он приехал и говорит: «А давайте мы вам поможем! Зачем вам ютится в гараже?» Мы, говорит, блогеры, так-то и так-то… И в ту ночь мы с мужем глаз не сомкнули. Сидели и думали, откуда это все? Можно сказать ниоткуда пришло! И все закрутилось, и новые люди начали приезжать, друзья, друзья друзей. Кто раствор месил, кто кирпич ломал. Дядя Женя электрику делал, кто-то цемент купил, кто-то профнастил. Руслан, у него транспортная компания своя, машину выделил, все это привез. Андрей на 80 тысяч рублей утеплителя купил, - с восторгом рассказывает Нина. - В нас словно жизнь вдохнули, после того, как мы один на один с этой бедой остались.

Это сейчас о дяде Жене, Руслане, Андрее и многих других Хрисановы говорят как о закадычных друзьях. На самом деле все это – незнакомые им люди. Они узнали о беде этой семьи на страницах соцсетей, из постов блогеров и решили помочь. 200 человек со всей России поучаствовали в стройке дома Хрисановых.

- Вывесили список материалов, которые купить нужно. Деньги только на оплату строителям собирали, около 300 тысяч рублей ушло. Строителям тоже надо отдать должное. Им постепенно, по 10-15 тысяч отдавали, но ребята знали, на что шли, с пониманием отнеслись.  Многое было принесено в натуральном виде, поэтому не знаю, по каким расценкам  это все считать, наверное, в миллион с копейками вся стройка вышла. У кого-то машина за полтора-два миллиона, а тут, раз и целый дом для семьи в складчину построили, - подводит итоги Рустам, пока Нина и Ника водят нас по второму этажу. Там две комнаты. Одна - старшего сына Руслана, который учится в хореографическом училище, другая – Николая, Нины и Ники. 

- Ника, что там, поезд? – спрашивает Нина дочку, которая прильнула к окну, оставив на холодном стекле  отпечаток своей теплой маленькой ладошки. Ника любит смотреть в окно. Там не только поезда видно, еще и часть стены, которая осталась от того сгоревшего дома. Глядя на остатки пепелища Нина вспоминает поговорку «друг познается в беде».

- 10 тысяч рублей дали нам материальную помощь, как погорельцам и одну зиму мы обедали в социальной столовой. Мы просили в найм жилье выделить, временно, пока свой дом не построим, но нам сказали, что, таких как мы, в очереди еще 2 тысячи человек… – рассказывает Нина.

- Но государство и не может всем помочь, – поправляет ее Рустам. - И мы тоже Николаю этот дом не подарили. Он туда и времени и денег столько вложил и здоровья. Если бы он нам на шею сел и ножки свесил, мы бы быстро с ним распрощались. Но он сам активно во всем участвовал и это правильно. Мы просто добавили ему возможностей. Он бы и без нас этот дом построил, просто не за два года, а за десять. Смысл нашей деятельности такой, что у кого-то есть недостаток, а у кого-то излишек, и мы просто помогаем этим людям друг-друга найти. Благотворительность можно считать моим хобби, но я в этом хобби вижу больше смысла, чем во всем остальном, за исключением воспитания собственных детей, конечно.

На первом этаже дома еще нет внутренней отделки. Видны обгоревшие кирпичи от бывшего дома, из которых складывали стены, чтобы сэкономить. Но это со временем Хрисановы осилят сами, главное, что есть крыша над головой и отопление. Тем более, что летом им все-таки удалось отсудить у страховой компании компенсацию за сгоревшее жилье.