Серьёзное пополнение - десять новых солистов теперь будут танцевать на казанской сцене. Казалось бы, а что такого? Хореографические училища каждый год выпускают талантливых балерин. Однако половина новеньких приехали в наш театр с разных концов света.

 

Мидори Тэрада и Коя Окава

Эти очаровательные танцоры прибыли к нам из Японии. Ну, как из Японии... Сначала отучились в Московской академии хореографии, потом два года поработали в Одессе, а потом, в связи с трагическими событиями на Украине, переехали в Казань. Про наш театр они узнали в 2012 году на конкурсе «Арабеск» в Перми, где разделили призовые места с татарстанскими танцорами. Поэтому именно в казанский театр они и отправили своё письмо с запросом на работу. Японцев пригласили в гости, и, если кто видел, на последнем Нуриевском они станцевали вставное па-де-де в балете «Жизель». Публика приняла Мидори и Кою «на ура», поэтому в театре окончательно решили: «Берём!». Сейчас их визы и разрешения на работу готовы, поэтому в октябре они откроют сезон как полноправные участники труппы.

По-русски японцы говорят не очень хорошо, но понимают всё (язык начали учить в Москве 7 лет назад). Говорил, в основном, Коя Окава, а Мидори согласно кивала головой и скромно улыбалась.

- Я знаю, что балет в Японии - элитарное искусство. Там нет государственных школ, только частные и очень дорогие. Почему вы с Мидори, получив такое образование, решились на переезд в Россию?

- Русский театр для нас всегда был мечтой. Мы смотрели видео, восхищались тем мастерством, которое демонстрируют ваши танцоры. Каждый, кто изучает балет в Японии, грезит о том, чтобы однажды попасть в хореографический класс в Москве. И когда наша мечта сбылась, пришлось в буквальном смысле учиться всему заново.

- Трудно было перестроиться после академичной, кукольной манеры танца в Японии на русскую эмоциональность?

- Да, очень. Мы вообще довольно сдержанный народ, поэтому пришлось долго над собой работать.

- А вы всегда танцевали вместе?

- Нет, в Москву мы приехали по отдельности, познакомились уже в хореографическом. Зато с тех пор мы не только танцуем в паре, но и встречаемся.

- Вы уже освоились в Казани?

- Да, мы здесь полгода живём, не считая летнего отпуска в Осаке. Уже привыкли. Снимаем квартиру недалеко от театра, 15 минут на автобусе. Город нам очень нравится, очень красивый, большой. Особенно любим Кремль и Старо-татарскую слободу, там совершенно особая атмосфера, туристов много. Один раз даже японку встретили! Правда, она оказалась почти местной - студенткой одного из ВУЗов. Жаль, что много гулять не получается: очень много работы.

- Что вы сейчас репетируете?

- Мы готовимся к творческому вечеру Нурлана Канетова, репетируем па-де-де из «Талисмана». И, конечно, «Жизель». Это достаточно сложное произведение, не могу сказать, что всё даётся легко. И дело даже не в эмоциональной составляющей, а именно с точки зрения физической подготовки: дыхание, ноги, мышцы.

- Уже подружились с кем-нибудь из труппы?

- Конечно, со многими. Нас очень хорошо и радушно приняли.

Аманда Гомес

А эта красавица прилетела к нам с противоположного конца  земного шара, из Бразилии. Аманда - просто танцующее воплощение очарования. У неё глаза, как у героини аниме, длиннющие ресницы и улыбка, которая покоряет с первой секунды и навсегда. Она училась в  Школе Большого театра России в Бразилии (город Жоинвиль), там же и сделала свои первые па на сцене. А потом, словно шутя, выиграла диплом XII Международного Московского конкурса и золотую медаль на конкурсе Youth America Grand Prix. В этом году Аманда Гомес, как и все самые лучшие балерины, засветилась на «Арабеске» в Перми. А два месяца назад получила приглашение обосноваться в Казани.

«Дайте мне год, и следующее интервью я вам дам на русском!» - пообещала красавица. А пока мы пообщались с ней на английском.

- Как ты решилась на переезд в Казань?

- Мне всегда хотелось танцевать в России. Я обожала ваши театры и балерин, эта необъяснимая любовь преследовала меня с самого детства! Поэтому в 7 лет мама отвела меня в хореографическую академию. А в прошлом ноябре мы работали с Владимиром Васильевым над постановкой «Щелкунчика». Он спросил, где я планирую работать в дальнейшем и рассказал, что есть возможность пройти прослушивание в казанский театр. Я забила в интернете «Казань», посмотрела фотографии и осталась в восторге от города. Поэтому сразу же отправила запись своего спектакля на почту театра им. Джалиля, и уже через месяц меня пригласили порепетировать с вашей труппой. А через два дня мне сказали: «Оставайся у нас!». И вот, сейчас я работаю здесь и очень счастлива!

- Где снимаешь квартиру?

- В двух минутах ходьбы от театра! Могу по утрам поспать подольше. Думаю, зимой это будет особенно удобно, не успею замёрзнуть.

- Побаиваешься русской зимы?

- Да, немного. Мне все в один голос твердят: «Аманда, обязательно купи тёплую одежду!». Здесь же и минус двадцать бывает! Даже не представляю, как это. В моём родном городе  Гоянья, который находится в центре Бразилии, всегда жарко. Но я долгое время жила в Санта-Катарине, а там гораздо прохладнее, иногда и ноль градусов бывает. Думаю, это было неплохим переходным этапом по пути в Россию!

- Скучаешь по Бразилии?

- Скорее, по маме с папой. Я очень домашний ребёнок и впервые уехала из семьи так надолго. Но это прекрасный опыт — часто нам нужно пройти сквозь серьёзные испытания, чтобы стать лучше. Труднее всего было сказать: «До свидания!» моей крошке-сестричке, ей всего два месяца! Каждый день прошу родителей, чтобы мне показали её в скайпе. Но я хочу работать здесь, хочу стать примой, а в Бразилии невозможно сделать хорошую карьеру. Там  почти нет культуры балета.

- Ты привезла с собой что-нибудь из дома, чтобы не так тосковать по родине?

- Да, целый килограмм бразильского кофе! Думаю, месяца на два-три хватит. И, конечно, кучу фотографий моих родных.

- Что ты сейчас репетируешь?

- «Щелкунчика» и «Жизель» (премьера обоих спектаклей будет в октябре — прим. «События»). Первый балет очень непрост технически, но в целом «Жизель» танцевать гораздо труднее, потому что нужно полностью прочувствовать эту историю. Ты должна быть актрисой, а не просто балериной. Я каждый день смотрю видео со спектаклей, читаю книги про Жизель, недавно занималась с эстонским хореографом Кайе Кырб, которая когда-то блистала в этой роли. В общем, стараюсь полностью погрузиться в образ.

- Как тебя приняли в коллективе? Не пришлось столкнуться со знаменитой балетной конкуренцией?

- Нет, никакого стекла в пуантах, хотя я часто слышала о подобных случаях. Здесь, в Казани, все очень добрые, поэтому я нашла здесь друзей в первую же неделю! Думаю, в России я не могла бы найти лучшего места для работы.

- Как проходит твой день?

- Я встаю в восемь, к десяти иду на урок в танцкласс. Он обычно длится час или два. Потом начинаются репетиции, они часов до пяти. Первая неделя была очень тяжёлой, потому что я не привыкла к таким нагрузкам. Хотелось остаться в гримёрке и проспать там до утра. Сейчас привыкла, уже могу вздохнуть с облегчением. Потом иду домой, общаюсь с родными и смотрю видео со спектаклей.

- Получается, погулять по городу времени не остаётся?

- Пока всего один раз выбралась. Но обязательно наверстаю! Здесь есть, что посмотреть. И я очень хочу узнать побольше об истории Казани, потому что я теперь здесь живу, и для меня это важно. Но у меня ещё много времени впереди!

Екатерина Одаренко

И, наконец, наш черный лебедь — украинская балерина Екатерина Одаренко. Она просто мастер сценического перевоплощения. Кате подвластны и коварные, и романтические образы, а ещё она одна из немногих, кто в 18 лет способен исполнить главные партии в «Лебедином озере». Екатерина Одаренко родом из Харькова, там же она закончила балетную школу. После этого она поехала учиться в Белорусский государственный хореографический колледж, окончив который год проработала в Москве. И, не дожидаясь манны небесной, сама позвонила художественному руководителю казанского оперного театра. Он сказал отправить записи своих спектаклей на почту, после чего Катю пригласили на прослушивание. «Удача любит смелых», поэтому она решила станцевать легендарное па-де-де из «Лебединого», в котором нужно крутить 32 фуэте. И её сразу же пригласили работать. Уже месяц она репетирует в составе труппы, и в октябре мы увидим её в образах Одетты и Одиллии.

- Трудно воплощать в одном спектакле сразу двух персонажей?

- Скорее, интересно. Надо показать и нежную, трепетную героиню. И очень сильную, коварную — более современную (мне ближе тёмная сторона!). Поэтому необходимо слушать педагога, на каждой репетиции полностью вживаться в роль и проходить её не только технически, но и эмоционально. На мне сейчас лежит колоссальная ответственность: надо соответствовать уровню театра и выступить так, чтобы никто не сказал: «Она слишком молода для этого спектакля». Ведь обычно в 18 лет «Лебединое озеро» танцуют в кордебалете, а мне повезло сразу стать солисткой.

- В балете нет понятия «повезло». Какими качествами нужно обладать, чтобы добиться успеха так рано?

- Думаю, силой духа, силой воли. Ставить перед собой чёткие цели и идти к ним, несмотря ни на что. Иногда для этого нужно переступать через личную жизнь, репетировать сутками и двигаться напролом.

- Смогла бы пойти по головам ради роли?

- Не знаю. Пока с этим не столкнёшься, неизвестно, как себя поведёшь. Пока не приходилось.

- Уже известно, с кем будешь танцевать премьеру?

- Говорят, с Нурланом Канетовым. Но мы ещё не репетировали вместе, он пока занят своим творческим вечером.

- Ты ожидала встретить здесь японцев из Одессы и бразильскую балерину?

- Нет! Я слышала об этом, но думала, что всё это слухи. В таком интернациональном коллективе очень интересно работать. У них своя школа, манера танца. Многому можно научиться, заодно и попрактиковаться в английском. Здесь вообще много экзотичного для меня, например, татарские имена. Они очень красивые и необычные, пришлось привыкать, долго не могла запомнить.

- Пробовала уже татарскую национальную кухню?

- Нет, я даже не знаю, что она из себя представляет! Но слышала, что она очень калорийная. Балерины, конечно, должны хорошо питаться, но всё же, нужно держать себя в форме.

- Не могу не спросить: у тебя же родители на Украине остались. Наверно, тяжело выходить на сцену, когда все мысли только о том, в порядке ли они?

- На самом деле, не очень. Я знаю, что у родителей и знакомых всё хорошо, а телевизор не смотрю.