Эти детишки не сироты, у них есть родители, но из-за неблагополучного климата в семье их направляют в приюты. А пока два казанских приюта на ремонте, малыши живут здесь, в социальном отделении городской больницы №18.

 

Некоторых приносят сюда сами мамы, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации, других привозят сотрудники полиции. Бывают и подкидыши, которых нерадивые матери выбрасывают в мусорные баки, оставляют в подъездах или в роддоме, но сейчас таких, к счастью, нет.

- Их забирают инспекторы по делам несовершеннолетних и привозят к нам для медицинского обследования, для лечения до оформления юридических документов. Подкидышу нужно дать фамилию, имя, отчество, определить у ребенка возраст: он определяется по состоянию здоровья, сколько у ребенка зубов, открыт или закрыт родничок, что он может делать - если умеет сидеть, значит малышу уже есть 7 месяцев. Определяется и костный возраст, для этого делается рентгенография кистей, пальчиков рук, - рассказала заведующая детским отделением Резеда Галимова.

Сейчас в детском отделении городской больницы двадцать шесть малышей: кто-то находится здесь всего пару дней, а кто-то уже около года. У всех известны родители и большинство из них рано или поздно забирают малышей обратно домой.

Бывают и такие истории, когда дети попадают сюда уже не в первый раз: их забирают матери, но потом снова начинают вести разгульный образ жизни, и дети опять остаются без присмотра. 9-летний Камиль с младшим братом Шамилем были здесь уже в прошлом году.

- Мама пьет и из дому уходит, а папа уехал в другую деревню, поэтому меня забрали. В том году ко мне мама через день приезжала, а в этом еще ни разу, -  с грустью произносит Камиль.

Он ученик 4 класса, но из-за постоянных смен места пребывания, учится не очень хорошо и нерегулярно. В отделении с ребятами днем занимается воспитатель и волонтер: для детей постарше проводится что-то наподобие уроков по чтению и математике, но учить ребят по полноценной школьной программе возможности - нет.

В двухэтажной больнице детский стационар, где и живут брошенные детки, находится на первом этаже в правом крыле здания. Здесь очень чисто и светло: посередине коридор, а по обеим его сторонам располагаются комнаты ребят. Слева: небольшая кухонька и столовая для детей, которые уже могут сами есть, потом идет общая игровая и спальня для ребят постарше. Слева ванная, «роддом» для грудничков и палата для детишек до года. Все очень компактно, а вместо толстых стен тонкие прозрачные перегородки, чтобы из коридора и соседних комнат можно было наблюдать за детишками. Некоторые из них требуют особого ухода и постоянного присмотра.

- 90% детишек с какими-то отклонениями в развитии: у кого отставание, а у кого и серьезная болезнь. Вот, смотри -  Диана, - с такими словами Резеда показывает через стекло на угол детской игровой комнаты. Там на черном круглом пуфике на коленях сидит девочка в ярком красном платьице и мерно раскачивается назад-вперед. - У Дианы аутизм, она инвалид. Вот Руслан, ее старший брат, тоже аутист.

Руслан в отличии от сестры более спокойный, а над Дианой охают все медсестры и воспитатели: девочка на месте не сидит, не слушается, не разговаривает.

Детское отделение не приспособлено для содержания таких деток, поэтому брата с сестрой оформляют в Дербышкинский интернат, где есть возможность проводить лечение.

- Туда же отправится еще одна девочка, Бичаева Гулирайхон. Она родилась в Зеленодольске, мать приезжая, узбечка, отказался от нее. Ребенок до 3 лет воспитывался в детском доме №1, мама пробовала ее забирать, а через месяц недолго думая, вернула девочку обратно. Мать лишили родительских прав потому, что она не может за ней ухаживать. Видели ноги какие? Она не ходячая, ноги просто так болтаются, - рассказывает заведующая и приподнимает Гулирайхон, пытаясь поставить ее на ноги. На лице девочки явное недовольство: ноги слабенькие и не держат малышку.

У 4-летней Гулирайхон множество серьезных болезней: спинномозговая грыжа, врожденная гидроцефалия, нижний вялый парапарез. Несмотря на все это, девочка очень любопытная, постоянно улыбается и машет ручкой. К сожалению, путь для таких малышей один — в интернат для особенных детей. Для этого нужно, чтобы ребенка признали сиротой и поставили инвалидность.

Есть в отделении и совсем маленькие детишки, за ними круглосуточно ухаживает несколько медсестер. Среди них нет тоже ни одного сироты.

- Груднички в последнее время поступают по заявлениям матерей. Вот, например, Данил родился весом 940 грамм, мама отказалась. Сейчас малышу 2 месяца и он весит 2 600 грамм, - рассказывает Резеда Галимова.

Отделению постоянно помогают казанцы и спонсоры, сейчас малышам почти ничего не нужно. Заведующая Резеда Галимова благодарит всех неравнодушных людей.

- У нас здесь есть все - кроме мам и пап, - рассказывает Резеда.

Но еще не было ни одного ребенка, который бы ни хотел вернуться домой и увидеть маму. А на новый год эти дети просят в подарок телефон - только для того, чтобы позвонить и услышать голос родного человека.