Известный лондонский архитектор приехал в столицу Татарстана, чтобы выступить с лекциями перед местными коллегами.

 

Остос родом из Бразилии, со-основатель NaJa&Deostos в Лондоне, куратор бразильского павильона на Лондонском Архитектурном фестивале в 2008 и 2010 годах, член Архитектурной Ассоциации Лондона, доцент университета École в Париже с 2009 года - в общем интереснейший персонаж в архитектурном мире. В России, как и в Казани, он оказался впервые.

- Меня всегда интересовали взаимоотношения и взаимосвязи, которые формируются между людьми и лесом, не городом, а именно лесом. Соответственно, я волей-неволей пришел к размышлениям, что архитектура может служить связью между городом и лесом. До того, как я принял для себя окончательное решение, что приду в архитектуру, у меня была мысль, что я хочу изучать, какие могут быть мостики, соединяющие городскую среду с природной.

- Чем отличается картина архитектуры в разных странах, в которых вы были?

- Для начало нужно отметить, что большие различия существуют между тем, как архитектуру преподают, как она применяется на практике. Различия существуют в том, как на эти вещи смотрели сто лет назад, в течение всего этого времени и в течение последних, например, 40 лет.

Сейчас меня особенно интересует взаимодействие с различными технологиями, в том числе для создания биологического интерфейса взаимодействия людей  с той или иной средой. Понятно, что ранее проводились подобные исследования, еще в 60-е в разрезе модернизма исследовались новые технологии восприятия в том числе.

- Как вы воспринимаете строение в качестве профессионала своего дела?

- Для меня любое здание  ценно своей способностью рассказать ту или иную историю, будь то городу, будь то отдельно взятым людям. Понятно, что фундаментом здания является математика: насколько в нем комфортно, насколько оно устойчиво и надежно. Архитектор может достичь намного большего посредством тех или других форм он рассказывает или раскрывает некую историю.

- Когда заканчивается жизнь здания: когда его покидают люди или оно само должно разрушиться?

- Я бы сказал, что у ответа на ваш вопрос несколько уровней. Любое здание может иметь один смысл в разрезе одного человека или группы и т. д. Жизнь некоторых зданий продолжается даже после того, как они перестали существовать. Здание документировано - на этом уровне оно еще живет. Еще есть смысл в рамках городской ткани, рамки общественной.

- Сложилось ли особое отношение к каким-либо сооружениям?

- Одно из таких в Cан-Паулу - здание Лины Бо Барди.  Здание рассказывает прекрасную историю - она про самого автора - итальянка, женщина-эмигрант, которая становится архитектором, живя в обществе, в котором доминируют мужчины. Также, это рассказ об общественном пространстве, которое создано для нужд эмигрантов по обмену, торговле. Третья линия - создатель дала новую интерпретацию бразильской архитектуре, используя свой уникальный стиль, раскрыв эту среду для переосмысления большим количеством других людей.

- Существует ли дурной вкус в архитектуре? Можно ли обнаружить его невооруженным глазом?

- Очень интересный вопрос, потому что большому количеству людей ответить на него было бы сложно. Я бы не сказал, что вообще существует понятие «дурной вкус». Такая постановка вопроса подразумевает, что есть какой-то вкус, который хуже, чем, например, ваш. Однако очень уместно ту или другую архитектуру описывать в обозначении разных образцов прилагательным. Через призму постмодернизма много интерпретаций по отношению к  архитектуре прошлого, колонн греческих. Не могу сказать, что мне это нравится, тем не менее, у этого есть определенное значение. Я бы скорее сказал, не столько плохой вкус, сколько могут быть плохие решения.

- Что скажете про обстановку в Казани?

- Перед тем, как приехать, я хотел познакомиться с историей этого места. Оказавшись здесь, я чувствую определенные особенности европейской архитектуры и чего-то местного: русской и татарской архитектуры. Для меня важно, чтобы архитектура использовала существующие элементы традиций для того, чтобы трансформировать жизнь в городе: сильно, значительно. У вас большое зеркало воды, традиционно сложившиеся районы, исторические памятники.

- Лучшая книга про архитектуру?

- Однозначно, фантастика. Помните о традициях, но не забывайте смотреть в будущее. Уметь думать, не бояться, предлагать радиальные решения. Когда возникает такое разнообразие предложений - люди вокруг начинают видеть, что общественное пространство может развиваться очень по-разному.

- Не кажется ли вам, что работа архитектора сухая и скучная?

- Я не согласен по многим параметрам. В течение какого-то периода, когда работаешь над проектом, если это, скажем, больница, ты должен специализироваться в вопросах здравоохранения, встречаться с пациентами, с врачами, смотреть, как ты можешь в эту среду добавить нечто ценное. Архитектура, можно сказать, панк-рок строительной индустрии.