Корреспондент портала sntat.ru после ужасного случая в Томске, где неизвестный похитил, а затем убил трехлетнюю Вику Вылегжанину, решила проверить, как и кто охраняет детские сады в столице Татарстана.

 

Последний раз я видела детский сад лет 15 назад. Помню, как мальчик из моей группы, Глеб, ушел во время тихого часа и проехал остановок 5 на трамвае, прежде чем его нашли. Во паники-то было!

Так что о том, как работают садики сейчас, не имею ни малейшего понятия, кроме того, что мой знакомый как-то работал в одном из них охранником, пил вечерами на качельках и пускал друзей с ночевой.

Заходи, кто хочу, бери, что хочу

- Булат, Самат, экрен, экрен, медленно! - командует воспитательница детского сада №24 – это первая точка проверки.

Часть деток играет за столом под присмотром, остальные носятся вокруг. На территории садика № 24 разместились пешеходные переходы, по которым гоняют, взяв в руки обручи, ребята. Слышатся крики:

- Автобус можно обгонять, можно!

Мальчик-автобус бежит с «рулем» до стены и затормаживает в последний момент.
Пластмассовые зайка, петушок, лягушка, гномики расставлены по траве — все чинно и уютно. Куча окон, через которые, по идее, должен просматриваться любой гость.
Ворота широко открыты, табличка гласит: «Ведется видеонаблюдение. Установлено по проекту «Безопасный детский сад». Чувствую себя преступником, которого вот-вот поймают.
На сайте компании, реализующую этот проект, читаем: «из 291 детских садов г. Казани большинство доверяют нам».  Головной офис находится в Уфе, а у нас только филиал.

Проходя через двор, я не привлекаю внимание охраны и смело двигаюсь внутрь. На 1-м этаже активно идет ремонт, тут и там коробки, бегают рабочие, которым нет дела до посетителей. Так же беспрепятственно поднимаюсь на 2-й этаж, спокойно фотографирую своим шумным кэноном. Дети внизу, поэтому в открытых комнатах никого не застать - видно столы, игрушки.

Устав блуждать, решаю все-таки найти заведующую, спросив рабочих - мне неопределенно указывают направление. В медпункте говорят, что начальник уехала, скоро будет, интересуются, кто я. Представляюсь журналистом, однако документы у меня не проверяют. Через 20 минут решаю, что все-таки не дождусь.

- Безопасность под контролем, в любой момент руководство может отследить, что происходит, а вход в здание осуществляется по карточке. Но так, как идет ремонт и рабочие не могут постоянно бегать с карточкой, двери и открыты. Охранников нет, есть ночные сторожа, - рассказала уже по телефону заведующая детским садом.

Вход только по пропускам

Следующей точкой проверки стали ясли садика в районе Аделя Кутуя. Туда попадаю через потертые черные ворота. Здесь за мной вроде никто не видеонаблюдает. Во дворике пусто, за исключением молодой женщины на скамейке. Дверь в садик закрыта, как ни дергай. Заметив мои попытки попасть внутрь, женщина прикладывает карточку, открывает дверь и пропускает меня, уходя на 2-й этаж. Никто не поинтересовался, кто я и зачем пришла. «Может, смахиваю на молодую мамочку?», подумалось мне. Однако неверным поворотом обращаю на себя внимание коллектива, обедающего в столовой. Говорят, что заведующую стоит искать в главном здании, а здесь, мол, филиал. Однако, опять же, мешать мне снимать никто не стал.

На Кирпичной, где по словам сотрудников сидит заведующая, упираюсь в закрытую калитку. Во дворе никого не видно. Двери - ни в какую. Приходится звонить. Тут, конечно, не подъезд офисного здания, где открывают всем подряд. Женский голос терпеливо выспрашивает, кто я и зачем. Оказывается, что и тут нет заведующей на месте. Переспросили, из какого я издания. Внутрь, меня в итоге никто не пустил, так что двориком пришлось любоваться из-за решетки.
Оказывается, такая системы охраны работает здесь уже года 3, а вход осуществляется только по карточкам или по звонку.

Безопасности мешают рабочие и ремонт

На проспекте Хусаинова-Ямашева меня встречают серые ворота. Кроме традиционного видеонаблюдения здесь еще предупреждают о запрете на стоянку. По двору прогуливаясь без происшествий, места-море. В поисках главного входа окликаю сидящих у крыльца рабочих - те указывают нужную дверь.

На 1-м этаже наблюдаю не интерпретируемое явление: стол, стул, телефон. На столе стоит компьютер, транслирующий кубики контролируемого пространства. Но никого рядом. Поднимаюсь наверх. Здесь комнаты для занятий творчеством, из-за дверей слышатся голоса. В углу, устроившись у очередной двери, дожидаются вереницы детских сандалий и кроссовок. Ну, хоть сами дети под присмотром - радует.

После звонка заведующей выясняется, что калитка и дверь с магнитным замком, карточки есть у родителей и работников, а внутри днем за порядком наблюдает дежурный, ночью - сторож, тревожная кнопка, видеонаблюдение - имеются. Однако, из-за ремонта, рабочие то и дело подъезжают на машине, открывая ворота (через которые я и проскользнула).

Вместо эпилога

Ни в одном из детских садов, где побывала корреспондент портала sntat.ru ни паспорт, ни просто имя, несмотря на то, что я, бесцельно цокая каблуками, блуждала с фотоаппаратом и не ориентировалась на территории. Охрана вроде бы есть, но существует множество нюансов - нет руководства, идет ремонт, лето, удобный момент времени, которые дают лазейку попасть в садик без предварительной подготовки. Прямо страшно детей заводить.

Наша справка

14 августа в Томске пропала трехлетняя Вика Вылегжанина. Из детского сада ее похитил неизвестный мужчина, который беспрепятственно прошел на территорию детсада и забрал ребенка. Никто не заметил, как это случилось. Спустя пять дней тело девочки, завернутое в одеяло, нашли на окраине северной части города.