Вся в золоте и при макияже пришла сегодня в Верховный суд Татарстана 70-летняя подсудимая Галиябану Фахруллина. Там она выступила с последним словом по делу о захвате заложников в нотарилаьной конторе. Пенсионерка держалась уверено и вместо того чтобы покаяться, разразилась обличительной речью [ФОТО]

 

Летом 2012 года Фахруллина явилась в нотариальную контору на улице Восстания, приставила к виску сотрудницы пистолет и угрожала взорвать офис, требуя вызвать прокурора. При задержании пенсионерки, выяснилось, что пояс с взрывчаткой - муляж, а пистолет пневматический. «Террористка» объяснила, что вынуждена таким образом привлечь внимание к своему делу о наследстве, которое, якобы, специально затягивала нотариус. В отношении пенсионерки было возбуждено уголовное дело по статье «захват заложников», «мошенничество» и «заведомо ложный донос». Потерпевшими были признаны не только заложница, но и сестра ее покойного мужа, которая обвинила Фахруллину в подделке завещания. Процесс должен был стартовать еще в прошлом году, но обвиняемая заявила, что не ознакомлена с материалами следствия, и уголовное дело вернули в полицию для совершения необходимой процедуры. Так что судебное рассмотрение стартовало лишь в апреле нынешнего года. 

 

Согласно материалам дела, Галиябану Фахруллина занималась адвокатской практикой и весной 2010 года подписала договор на оказание юридических услуг с 80-летним вдовцом Сергеем Семеновым, который заплатил ей немалые деньги. Дело Фахруллина проиграла, но возвращать клиенту аванс ей не пришлось: так совпало, что как раз в день расчета, в конце мая того же года Семенов скончался от сердечного приступа. Но настоящим шоком для его родственников стало известие, что, оказывается, буквально за два месяца до своей кончины  Семенов женился на Фахруллиной, и теперь наследница по прямой линии претендует на все его имущество — квартиру, стоимостью почти 4 миллиона и банковские вклады на миллион. Заподозрив неладное, родственники обратились в правоохранительные органы, и выяснилось, что в ЗАГС немолодая «молодая» привела подставного «жениха». Кровные наследники покойного стали оспаривать завещание, и нотариус приостановила дело. Фахруллина поняла, что все, что было «нажито» в скоропостижном браке, уплывает в другие руки, и, в силу профессиональной привычки выстроила свою линию защиты, используя образ бедной, доведенной до отчаяния пенсионерки-инвалида, которую пытаются обобрать до нитки богатые родственники покойного мужа и состоящие с ними в сговоре нотариусы. 

 

- Семенов был мне законным супругом, - заявила Фахруллина корреспонденту «Событий» перед судебным заседанием. - А дело это незаконное. Я 38 лет проработала адвокатом. Из 1200 адвокатов в Татарстане только, наверное, человек 6 имеет такие почетные грамоты, как я. Да, я схулиганила. Меня до этого довели.  

 

- Но раз вы юрист, вы же должны были понимать, чем заканчиваются шутки со взрывчаткой и захватом заложников? 

 

- А ведь захвата не было. Пистолет-то пневматический и даже не заряжен. И в нотариальной конторе никто не испугался. Потом они так и сказали, что приняли все за шутку. Теперь меня обвиняют в мошенничестве. В чем оно? Мой брак никто не признал незаконным. Закон позволяет это сделать, только в том случае, если бы мой муж, еще когда был живой, обратился в органы с просьбой признать брак незаконным. А после его смерти никто не имеет право оспаривать наш брак. Закон этого не позволяет.  Иначе бы все так делали, и 80% пенсионеров и инвалидов, овдовев, остались бы без наследства. Мой муж еще при жизни мне генеральную доверенность выписал. Говорил: Галя, оформляй вес на себя, пока я живой. Но я не стала этого делать: у меня самой наследственного имущества в 100 раз больше, чем у него. 

 

Правда, дама скромно умолчала, что согласно судебной экспертизе, заявление в загс и генеральная доверенность подписаны не Семеновым, а значит сфальсифицированы. И родственники подозревают, что сам он даже не подозревал, что женат, и что именно этим известием новоиспеченная супруга его «убила».  

 

 

Сегодняшнее последнее слово подсудимой Фахруллиной скорее напоминало речь адвоката в прениях. То и дело ссылаясь на закон, она обвинила прокурора и следствие в клевете, а родственников Семенова - во всевозможных преступлениях: начиная со шпионажа и измены Родине и заканчивая тунеядством — что они якобы сколотили себе целое состояние на средства, добытые преступным путем. Сестра Семенова Тамара Грознова и ее дочь Ирина Чикина, которые были в зале, пытались было вразумить подсудимую, но судья напомнил, что перебивать «последнее слово» нельзя.

 

Кстати, судмедэкспертиза установила, что Фахруллина не страдает психическими расстройствами и вполне вменяема. Зато подсудимая несколько раз напомнила, что она инвалид первой группы, страдает диабетом в последней стадии, что во время четырехмесячного ареста в СИЗО «заработала» гангрену ноги. И что вообще, она бедная пенсионерка, у которой богачи пытаются отобрать последнее. Видимо забыв свое недавнее признание, что у нее «самой наследственного имущества в 100 раз больше».

 

И только через полчаса непрерывного потока слов, Фахруллина заявила, что она закончила. Суд объявил, что удаляется в совещательную комнату для постановки приговора, которой будет оглашен 10 июля в 10 часов.  

 

- Подсудимые не предупреждаются судом об ответственности за дачу ложных показаний, - прокомментировал ситуацию адвокат Тамары Грозновой Владимир Гусев. - Поэтому она может говорить, все что захочет. Правда, без прессы она ведет себя немного скромнее. Что же касается факта оспаривания брака, то после смерти Семенова, это можно установить в гражданском суде только после того, как уголовный суд подтвердит факт мошенничества. Я думаю, это как раз и произойдет 10 июля.

 

Из суда «бедная» пенсионерка и приехавшие ее поддержать родственники, укатили на крутом джипе. А пожилая Тамара Грознова и ее дочь Ирина после заседания потихоньку зашагали  на автобусную остановку.  

 

Елена Мельник 

фото автора