Мы – больше не самая читающая страна в мире. И это, увы, ни для кого не секрет. Социологи разных стран ежегодно открывают нам глаза на эту печальную истину. И для того, чтобы в этом убедиться лично, не нужно далеко ходить за примером. Достаточно просто спуститься в метро. Все весьма наглядно: людей, уткнувшихся в планшеты и телефоны, в разы больше, чем людей с книгами, пусть даже и электронными .

Трудно сказать, кто в этом виноват. Однако на вопрос «что делать?» напрашивается вполне закономерный ответ – с этим нужно бороться. Только как?


Тех, кому уже глубоко за восемнадцать, в этой ситуации, боюсь, уже не спасти. В таком возрасте человека уже сложно подсадить на что-то новое, особенно если это новое требует времени и интеллектуальных затрат. Но приобщать к чтению детей нужно обязательно.


К этому же выводу пришли, например, создатели двух организаций: благотворительного фонда «Счастливые истории» и международного некоммерческого фонда «Паравитта». Объединив усилия, на этой неделе они устроили для учеников 6-8 классов разных школ города настоящий литературный праздник - привезли из Москвы известного детского писателя и поэта Артура Гиваргизова. Автор множества стихов и сказок для детей и подростков, он больше часа читал школьникам свои произведения, наполненные юмором и житейским теплом. Радовались не только дети, но и взрослые – преподаватели, присутствовавшие в зале.

 


Одна из целей организаторов - приобщение школьников к литературе, пусть и таким необычным способом. Не вызывает сомнений, что хотя бы половина из них найдет и прочтет стихи Гиваргизова, а остальные, как минимум, примут к сведению.


Была ли отдача? Разумеется, была. На подобных мероприятиях прекрасно работает принцип обратной связи, ведь автор напрямую, «без посредников», видит глаза своего адресанта. Как итог – прекрасный стимул для читателя читать, а для писателя – продолжать творить, ведь ничто не способствует работе человека искусства так, как признание.


К слову, Артур Гиваргизов по образованию – музыкант, и писательству специально не обучался. Но судьба сложилась так, что большая часть его жизни оказалась связана с детьми – он преподавал в музыкальной школе. Возможно, именно этот постоянный контакт способствовал тонкому пониманию детской психологии, ведь все стихи очень близки и просты для понимания теми, кому они адресованы.

.

Но, увы, подобные мероприятия – всего лишь разовые акции и капля в море. От этого следующее поколение в массе своей начитаннее не станет. И снова встает уже упомянутый выше вопрос – так что же делать?


Во время пресс-конференции Артур Гиваргизов подал мне хорошую идею. В ответ на вопрос, произведениями каких авторов он сам зачитывался в детстве, он стал перечислять фамилии, и среди прочих упомянул Виктора Драгунского. Меня захлестнула волна сентиментальности: среди моих настольных детских книг была небольшая, старая, красненькая, потрепанная с углов, доставшаяся еще от родителей, под названием «На Садовой большое движение» - сборник рассказов Драгунского. Писатель также признался, что рассказ «Девочка на шаре», принадлежащий перу Виктора Юзефовича, – его любимый рассказ о любви, который до сих пор вызывает в нем бурю позитивных эмоций при каждом прочтении.


Что еще мы сами читали в детстве? Я, помимо Драгунского, любила еще Сутеева (в раннем детстве), Носова, Михалкова (был целый трехтомник его рассказов и басен). Став старше, приобщилась к «Динке» Осеевой, сказкам Франции (была такая хорошая серия), произведениям Виталия Губарева (например, «Королевство кривых зеркал» и «Трое на острове»), Лазарю Лагину с его «Хоттабычем» и «Мэри Поппинс» Памелы Трэверс. Годам к двенадцати, правда, я добралась и до Достоевского, но мое книжное детство было вполне традиционным. Возможно, роль сыграло отсутствие у меня до десяти лет компьютера и кабельного телевидения в квартире. Поэтому в часы досуга мне не оставалось ничего другого, кроме как браться за книгу. Но тут, безусловно, «виноваты» были и взрослые: вместо того, чтобы отвлекать меня телевизором в пользу занятия собственными делами, они сначала учили меня читать, так что я освоила этот процесс к двум с половиной-трем годам, а потом садились рядом и слушали, как я читаю – до тех пор, пока я не научилась читать про себя.


Пару лет назад мне случилось побывать в больнице, в детском отделении. В палатах были детишки в возрасте от трех до двенадцати лет. Ни одного из них я не видела с книгой. Зато были ноутбуки с мультфильмами и портативные DVD. Та же история сейчас в поездах и самолетах. И это, на мой взгляд, странно, потому что для меня всегда принципиально важным было уместить с собой в багаж книги, из-за чего мы много раз ссорились с мамой – книги, как правило, были толстыми и тяжелыми.


Что же дало чтение, к примеру, мне же? Скажем, я уже не помню многих правил русского языка («жи-ши» не в счет), но пишу грамотно. Плюс широкий кругозор. Плюс особое понимание мира – ведь есть, на что опираться и с чем сравнивать.


И когда сейчас выпускники школ плачутся, потому что не могут сдать элементарное ЕГЭ по русскому языку, мне становится грустно. Потому что полиглотом можешь ты не быть, но свой родной язык знать обязан. А без чтения это сделать почти невозможно, как ни зубри.


Поэтому хочется призвать всех родителей, нынешних и потенциальных: прежде чем подсаживать ребенка на мультфильмы (пусть это даже добрая советская анимация), лучше дайте ему книжку. Смотреть телевизор он научится без вас. А вот неожиданно любить литературу во взрослом возрасте он станет вряд ли…