В постоянном страхе за свою жизнь держат жителей села Пановка Пестречинского района... пчелы, которых в большом количестве разводят местные фермеры. Сельчане уже похоронили двоих зажаленных до смерти - мужчину и женщину. Тем временем пчеловоды продолжают расширять свои пасеки, а на все претензии отвечают: «Вы нам завидуете». Корреспондент Интертат.ру побывал в Пановке, чтобы разобраться в ситуации.


Не лают, но кусают

О том, какие страсти кипят в Пановке, нам рассказали две женщины - Елена Павлова, у которой здесь дача, и ее соседка по участку, местная жительница Надежда Баскакова. По словам приятельниц, с некоторых пор в селе вошло в моду пчеловодство: один завел пасеку, второй… В итоге сегодня этим бизнесом занимаются около 40 семей (всего в Пановке - 277 дворов): это сотни ульев и тысячи пчел. В село ездят за медом со всей республики. С одной стороны, что в этом плохого? Люди не пьянствуют, не бездельничают, а трудятся. У пчеловодов крепкие дома, иномарки… Можно сказать, что медовый бизнес способствует «сохранению сельского уклада жизни», за что ратует президент республики. С другой стороны, жизнь другой части села - тех, кто не разделяет страсти к пчеловодству - превратилась за последние годы в настоящий ад.

- Три года назад, учительницу физкультуры Валентину Миронову зажалили до смерти, когда она на улице бросилась спасать девочек, на которых напали пчелы. Сняла с себя куртку, накрыла их, а пчелы перекинулись на нее. Искусали всю голову, женщина уже через 10 минут скончалась, - рассказывает Елена Павлова.  - До этого от нападения пчел погиб мужчина - Иван Викторов. Пошел, говорят, к другу, и на него напал рой пчел. Он было под машину залез, чтобы спастись, но они - за ним, там и прикончили. Говорят, был трезв, но слаб, поскольку недавно выписался из больницы после сердечного приступа. Ему искусали всю голову, и организм не выдержал….

«Сначала 5 ульев, потом 10, а потом - 40!»

- Спрячьте волосы под платок, - советует мне Надежда Баскакова, дом расположен бок о бок с домом пчеловодов (у Павловой - через один). - А то они (пчелы) не любят распущенные волосы. Мы-то уже привыкли в платках ходить…



 

Даже в жару соседки пчеловодов одеваются с ног до головы


Женщины действительно «упакованы» с ног до головы. И еще при этом нервно озираются - не летает ли рядом пчела? То и дело наша беседа прерывается испуганными возгласами:  «Вон, вон жужжат, осторожно!» или «Смотри, на тебя села!». В целом ощущение такое, что мы находимся на каком-то режимном объекте, где повсюду - опасность.     

- Понимаете, у них (женщина кивает в сторону соседей) сначала было пять ульев, и вроде терпимо, - делится Надежда. - Но потом десять, двадцать, а теперь - больше сорока! Это же невозможно! Однажды меня шесть штук сразу укусили. Я пошла к врачу. Выяснилось, что у меня даже печень от этого увеличилась. Как мне тогда плохо было…

- Бывают дни, когда они проводят там какие-то мероприятия, от чего пчелы становится сами не свои, - добавляет Елена. - Летают роем, где хотят, нападают, как убийцы. Обычно соседи-пчеловоды предупреждают нас об опасности. Звонят: дескать, сегодня на улицу не ходите! И мы сидим, даже в туалет боимся выйти. Но однажды, это было в августе прошлого года, нас никто не предупредил…

По словам Павловой, на нее тогда налетел рой пчел, и одна из них, несмотря на то, что женщина была в маске (пчеловоды предусмотрительно выдали их соседкам), проникла через сетку и ужалила ее в лицо.   



- Поллица опухло, меня начало трясти, стало тяжело глотать! Я очень испугалась. Надежда сбегала к соседям, сказала им об этом. После этого хозяин пасеки пришел ко мне с супрастином. Я попросила его, мол, отвезите меня, пожалуйста, в больницу: мне нужен укол супрастина, когда еще таблетка подействует.  А он мне: «скорую», мол, вызывайте! Я ему: «скорая» долго будет ехать из Пестрецов, а вдруг я умру? Он: ну что ж теперь, все умирают, и ушел… В итоге в больницу меня отвезли другие. После этого случая я еще дней шесть лежала, встать не могла…

«Пить меньше надо»

По словам Павловой, если раньше она как-то мирилась с увлечением соседей из соображений «худой мир лучше доброй ссоры», то после этого инцидента решила бороться за свои права - с какой стати чье-то увлечение должно мешать ей жить? Она обратилась за консультацией к адвокату, но  выяснилось, что закона, запрещающего разводить пчел в населенном пункте, не существует. Женщины также писали обращение в прокуратуру, ответа не получили. А вот глава поселкового совета на жалобу отреагировал. Посетил вместе со специалистами пчеловодов Золиных - соседей Павловой и Баскаковой. Выяснилось, что насекомые содержатся  с нарушениями. Пасечника оштрафовали на 2 тысячи рублей за то, что улья расположены слишком близко друг к другу. Но пчелы  остались на месте, а отношения между соседями стали еще хуже.

У Ивана и Елены Золиных своя правда.   

- У нас все законно: забор есть, медкнижка, что пчелы здоровы - есть, - уверяют супруги. - Вообще, пчелы - создания миролюбивые, они просто так не жалят, если их не провоцировать. А люди, которые погибли в селе от пчел, пьяные были.

Елена Золина признает, что с соседями у них отношения сложные, но считает, что они просто завидуют пчеловодам.



 

У Золиных крепкое хозяйство


- Это просто люди такие. Их ведь не только наши пчелы беспокоят, они жалуются и на пыль от машин, которые мимо них к нам приезжают, на нашу собаку, которая якобы возле их дома гадит. Я, честно говоря, старалась сглаживать конфликт. Дала им маски, медом угощаю, но - бесполезно, - сетует Елена. - Думали их тоже к пчеловодству приобщить - мы бы поделились пчелами, но они не хотят. Я даже со священником советовалась, что делать. Он говорит: молчи, Лена, смирись. Молись, мол, чтобы их сердца смягчились. А что нам делать - будем терпеть… Но от пчел не откажемся.

«Хоть подкоп рой!»

Встретилась я и с дочерью женщины, погибшей от нападения пчел.   



 

Людмила Миронова: «Вот по этой дороге шла мама, когда на нее напали пчелы»


- Маме было всего 55 лет. Из морга ее привезли, я ее не узнала. Поскольку были искусаны голова, шея - все опухло, - вспоминает Людмила Миронова. - Я куда только ни обращалась, чтобы привлечь виновных к ответу. Но как доказать, чьи это были пчелы? Их ведь многие держат. Когда достают из ульев рамки - на улицу не выйти. Когда сбор меда - тоже. Приходится выбирать маршрут, минуя дома пасечников, а это не всегда возможно - хоть подкоп рой! Я понимаю, что держать пчел не запретишь. Вижу только одно решение проблемы: те, кто разводит пчел в промышленных масштабах, должны держать пасеки не во дворах, а за пределами деревни. Пусть наймут сторожа, им это по карману.

Глава Пановского сельского поселения Олег Козырев возмущение жителей разделяет, но считает, что пановцам пора перейти от слов к делу:  
- Это, конечно, хорошо, что предпринимательство развивается, но бизнес одних не должен мешать другим жителям, и тем более - угрожать их жизни. Считаю, что пасеки обязательно нужно вывести за пределы села. Однако, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, необходимо, чтобы хотя бы один из жителей обратился в суд. Не хотят… На этой неделе соберу сход граждан, буду уговаривать.

Надежда на Путина?

В Управлении по пчеловодству РТ Интертат.ру ответили, что в такой ситуации  действительно один выход - идти в суд и доказывать, что условия жизни рядом с пчеловодами невыносимые. Однако гарантировать победу в суде нельзя: пчеловодство в России пока практически ничем не ограничено. Но есть надежда, что скоро все изменится.

- На последней «прямой связи» с Путиным президенту задали вопрос - почему в пчеловодстве нет ограничений? - рассказывает генеральный директор Управления Рашит Сафиуллин. - Ведь такая проблема, как в Пановке, у многих по стране. И в Татарстане тоже - у нас таких звонков по 15-20 за день. Одни жалуются на то, что их жалят, другие - на то, что травят пчел в отместку. Замечу, что вопрос Путину не остался незамеченным: на днях в Москве, в комитете Госдумы по аграрным вопросам будет совещание. Нас тоже пригласили. Возможно, вскоре появятся какие-то требования, ограничивающие, к примеру, количеству пчелосемей в одном ЛПХ. На сегодняшний момент в Татарстане действует только республиканский закон о пчеловодстве, по которому владелец ульев должен установить двухметровый забор, и ветеринарно-санитарные правила содержания пчелосемей, по которым расстояния между ульями должны быть: 10 метров между рядами, 3 метра между ульями. Это важно, поскольку, когда слишком тесно, пчелы  озлобляются… Прежде пчел держали на пасеках колхозов и совхозов - минимум в 3 километрах от селений. А сейчас - чуть ли не в каждом дворе. И это неплохо. В республике задача - увеличить к 2020 году количество пчелосемей с 225 тысяч до 300. Но, к сожалению, сегодня нередко страдает культура ухода за ними, от этого пчелы жалят. Мы съездим в ближайшее время в Пановку и выясним на месте, что там происходит.