«В это трудно поверить, но безымянные останки тысяч солдат, погибших в годы войны, лежат не на кладбище, а прямо у нас под ногами», - сообщил нашей газете заведующий казанским музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Михаил Черепанов. Поисковик с 30-летним стажем показал нам одно из таких мест прямо в центре столицы…


Медсестра винила себя всю жизнь

- Лет 25 назад мне позвонила одна старушка, - рассказывает Черепанов. - В юности она работала медсестрой в военном госпитале на Чехова, и однажды ей пришлось хоронить умерших солдат в братской безымянной могиле прямо у стен больницы. По ее словам, зимой 1942 года возникали ситуации, когда везти тела погибших на Арское кладбище не было никакой возможности: ни транспорта, ни людей. Поэтому девчонкам-медсестрам как-то пришлось хоронить солдат прямо напротив госпиталя - там, где сейчас находится скверик с бюстом революционера Николая Ершова. Я уж не знаю, что заставило руководство госпиталя пойти на это, ведь дело было не на фронте, а в глубоком тылу…

Бывшая медсестра пыталась оправдаться: мол, они оставили зарубку на дереве, чтобы потом можно было найти это место и перезахоронить солдат по всем правилам. Однако этого так и не случилось. Женщина всю свою жизнь чувствовала себя виноватой перед этими погибшими. Сейчас ее самой, наверное, уже нет в живых…

По словам Черепанова, в последующем он не раз слышал подтверждение «исповеди медсестры» от других пожилых людей, живущих в этой части города. Оказалось, для казанцев из военного поколения не было секретом, что здесь лежат останки солдат. Старики даже советовали молодежи не гулять в этом сквере с детьми, как не принято гулять с ними на погосте.

Однако убедиться в правдивости этой истории директор музея решил только в прошлом году, когда у него появилась такая возможность (непросто начать раскопки в центре города!).

- Мы не стали полагаться на дерево, о котором говорила старушка, - рассказывает Черепанов. - С помощью специального «щупа», который определяет наличие органических останков в земле, исследовали всю территорию сквера и нашли место, о котором говорила медсестра - буквально в ста метрах от госпиталя. Оно действительно оказалось возле дерева, на котором была старая зарубка - всё сошлось! Начали копать и, не поверите, уже на глубине 30 сантиметров наткнулись на человеческие кости. Старушка мне говорила, что, поскольку дело было зимой, они с медсестрами не смогли выкопать глубокую яму. Замечу, нам попались не просто фрагменты конечностей, но и позвоночника, а это доказательство того, что здесь покоятся не послеоперационные «отходы», а целые тела…


 

«Вот здесь они и лежат»

 

 

Это дерево все помнит


- В прошлом году я сообщил об этом факте на Пленуме общественной организации ветеранов Великой Отечественной, - рассказывает Черепанов, - обратился к ним с вопросом: что делать? Нельзя же оставлять лежать останки солдат вот так. Либо нужно эксгумацию провести и похоронить эти кости по-человечески. Либо не трогать их, но поставить в сквере какой-нибудь памятный знак. Решили обратиться к властям: я написал письмо первому вице-премьеру РТ Равилю Муратову. Отправил ему фотографии того, что мы нашли.

 

 

 

Однако мне ответили отказом за подписью военкома республики. Мол, была проведена проверка: «по учетным данным и имеющимся архивным сведениям в Военном комиссариате РТ упоминания в документах о таком воинском захоронении не имеется». И точка. Ну, конечно, не имеется, это ведь несанкционированное захоронение!

По словам музейщика, ему с товарищами-поисковиками ничего не оставалось, как закопать найденные фрагменты обратно: «Куда их девать, не в музей же нести!». Однако Черепанов намерен все-таки добиться признания этих могил («если заняться, то по архивным документам можно восстановить имена погребенных здесь солдат»), а также других подобных. По его предположению, в Казани такие захоронения могут находиться поблизости и с другими историческими зданиями, в которых в военное время размещались госпитали. А их в столице было немало. В 1942 году в ТАССР насчитывалось 53 военно-медицинских учреждения (из них 41 - в Казани и 12 - в районах).

- К примеру, еще один такой «адрес» мне сообщила другая медсестра, которая работала в госпитале на улице Тукая - в здании, где сейчас находится техникум пищевой промышленности, - говорит Черепанов. - Женщина рассказала, что они хоронили умерших солдат не только у стен здания, но и в подвале…

Богачи и чиновники вытесняют героев

Но что говорить о непризнанных могилах… По словам Черепанова, казанцы проявляют вопиющее неуважение и к братским захоронениям солдат на Арском кладбище, про которые совершенно точно известно - там лежат герои войны.


- С 80-х годов прошлого века под предлогом того, что эти могилы никто не посещает, их начали смещать, уплотнять и хоронить на «освободившихся» участках высокопоставленных людей: обкомовских работников, потом - «новых русских», сейчас - богачей, чиновников. Кладбище-то престижное! Помню, в 1987 году мы с товарищами, как обычно, пришли на субботник, чтобы привести солдатские могилы в порядок, а там…


 

Фото 1987 года


На месте солдатских могил - новые, а таблички с надгробий и даже кости бойцов лежат в стороне как мусор, - сетует директор музея, показывая мне таблички и фото «с места происшествия» (они хранятся у него в кабинете и не входят в экспозицию, потому что «а как это объяснить иностранцам?»). - Да, есть закон, по которому спустя время захоронение может использоваться повторно, но это не относится к могилам погибших на войне, защищавшим нашу Родину! По закону они должны быть неприкосновенными…

Мы съездили вместе с Михаилом Черепановым на Арское кладбище. Сейчас в качестве надгробий военных могил там - однотипные низенькие «кубики» из гранитной крошки (на каждом - несколько фамилий). Они сгруппированы в центре поляны на небольшом расстоянии друг от друга (не более 30 см), а со всех сторон их «подпирают» захоронения нового времени - с величественными памятниками и оградами.

- Прежде братские могилы, в которых хоронили солдат, занимали очень большую территорию - около гектара. Начиналась эта территория с 8-й аллеи и заканчивалась за железной дорогой, где сейчас офисный центр на Абжалилова. - В военные годы на этой территории было 5 тысяч могил, а сегодня осталось чуть более 400. Часть символически оформили в виде этих «кубиков», сгруппировав в центре поляны. Остальные, оказавшиеся между новыми захоронениями - буквально затаптываются. Как это происходит? Давайте пройдем вглубь, - предлагает мой «экскурсовод». - Вот, смотрите, новые могилы огораживают железными заборами, чтобы их территорию не захватили. А захоронение красноармейца огородить некому: оно остается зажатым между оградами. Его топчут год за годом, пока оно не разрушится полностью. Затем соседи свою решетку расширяют, чтобы хватило места другим родственникам - и всё, нет могилы красноармейца! А вот вам и пример…

Заметив, что между оградок валяется старая темно-коричневая человеческая кость, музейщик поднял ее и принялся разглядывать.

 


- Это фрагмент ноги, - хладнокровно констатировал он. - Я больше 30 лет занимаюсь раскопками и по цвету этой кости могу сказать, что она - военных лет. То есть это однозначно красноармеец, «выброшенный» из могилы. Что тут еще говорить?..