После скандала в Буинском районе с «потемкинской деревней» для ветеранов президент Татарстана Рустам Минниханов распорядился проверить качество всего нового ветеранского жилья в республике и устранить недостатки до 1 мая. Тем временем 78-летняя вдова участника войны из Верхнеуслонского района живет в домике без удобств, построенном полвека назад для летнего отдыха пионеров. Местные власти считают, что этот домишко вполне соответствует статусу вдовы фронтовика.   


Нина Ивановна Вагина родилась в селе Сеитово Верхнеуслонского района. В 16 лет по комсомольской путевке отправилась на одну из ударных строек  Средней Азии. Там и познакомилась с будущим мужем Иваном - участником сразу двух войн - русско-японской и Великой Отечественной. На малую родину Вагина вернулась в 70-х - с супругом и тремя детьми. С работой проблем не было: Нина устроилась санитаркой в больницу, Иван - столяром-пилорамщиком в совхоз. А вот с жильем было туго. И директор совхоза предложил многодетной семье поселиться на время в «дощанике» -  домике бывшего пионерского лагеря, который был построен в 1960 году. Глава семейства утеплил летний домишко, обложил его кирпичом, сложил внутри печку. Вагины рассчитывали, что как-нибудь перекантуются пару-тройку зим, а там, глядишь, появится возможность отстроиться капитально. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное…

На строительство нового дома здоровья у фронтовика не хватило: в 1989 году его парализовало, и через три года муж Нины Ивановны скончался. А еще через два - умер их старший сын. Дочка уехала в Пермский край, а младший сын - в Казань. Теперь Нина Вагина живет одна в своем «пионерском» домике.

- Я и в войну натерпелась, и после, - рассказывает вдова фронтовика Интертат.ру. - Когда отец погиб, мне 10 лет было, через три года мать от рака умерла. Осталось нас четверо сирот. Не каждый день ели. В 13 лет я пошла нянькой работать в чужую семью. Но тогда время такое было, трудное. А сейчас-то за что я мучаюсь так? Туалет у меня во дворе, воды нет, в корыте моюсь. Поставлю его поближе к подтопочке, налью туда теплой воды и быстро ополоснусь. А зимой не моюсь вообще. Уж больно холодно: щели и в потолке, и в полу, окна сгнили. Хожу дома в телогрейке и в валенках. Так и сплю. А сверху - еще три одеяла. Зимой одно хорошо - не так часто на колонку за водой ходить нужно. Для стирки, посуды и уборки снег топлю. Колонка у нас  под горой, подниматься с двумя ведрами очень тяжело. У меня ведь и диабет, и сердце, и желудок больной.

Когда Нина Вагина узнала о программе обеспечения ветеранов жильем, она очень обрадовалась, надеялась, что хоть на склоне лет наконец распрощается со своим «пионерским» домиком и заживет по-человечески. Тем более что статус у нее двойной: она не только вдова участника, но и сирота войны. Женщина собрала все необходимые документы и отнесла в исполком, где  сразу же получила от ворот поворот: дескать, для одного человека  жилье у вас вполне просторное, а в программу включают только тех ветеранов, у кого меньше 18 «квадратов».

Тогда Нина Ивановна попыталась встать на очередь по ветхому жилью. Но пришла комиссия из БТИ и вынесла «приговор», что в «пионерском» доме вполне еще можно жить. А если, мол, вдове не нравится, то пусть она продаст свои 12 соток, на которых дом стоит, и купит приличное жилье. Она и пыталась: два года подряд в местной газете объявления дает. Да только покупатели хотят землю с готовым домом. А «пионерский» в их глазах даже на дачу не тянет.


- Я не знаю, как мне жить дальше, - сетует Нина Ивановна. - Сын, конечно, приезжает из Казани, помогает, чем может, но ведь он тоже уже немолодой - двое внуков. Дочка -  инвалид 3-й группы. Так что на них надежи никакой. А нынешней весной меня затопило, вода в сенях была, и теперь пол шатается - сгнил весь. Колонка сломалась - течет. Куда обращаться, чтобы отремонтировали, не знаю. В общем, если я летом не умру, то следующую зиму опять мучиться буду. Теперь уж и не знаю, что лучше-то…


Елена МЕЛЬНИК



Официальный комментарий:

Начальник отдела жилищной политики Верхнеуслонского райисполкома Рамис ХАМИТГАТИН:


- Нина Ивановна Вагина обращалась к нам с заявлением о постановке ее на учет как вдова ветерана Великой Отечественной войны, нуждающаяся в  улучшении жилищных условий. Но согласно статьям 51 - 52 Жилищного кодекса РФ к нуждающимся можно причислить только тех, у кого приходится менее 18 кв. метров жилого помещения на одного члена семьи. А площадь дома Вагиной больше. Значит, мы не можем поставить ее на учет. Даже если мы бы приняли решение в ее пользу, прокуратура выявила бы это нарушение и обвинила нас в нецелевом использовании средств федерального бюджета. Кстати, у нас в районе около 250 ветеранов и вдов получили новое жилье, сейчас на очереди всего один человек остался.


Начальник отдела капитального строительства Верхнеуслонского райисполкома Алексей МОСКОВКИН:  


- Отсутствие или наличие коммуникаций в доме - канализации, водопровода и отопления - никакого отношения к понятию ветхости не имеет. Исследуются только сами конструкции. В исполкоме была создана комиссия, которая обследовала жилищные условия Вагиной Нины Ивановны и вынесла решение, что износ конструкций - 44%, а для постановки на учет по ветхости должно быть как минимум 65%. У нас в районе были прецеденты, когда люди не соглашались с оценкой комиссии, сами проводили независимую экспертизу за деньги, шли с результатами в суды и выигрывали иски. Но, насколько я знаю, Вагина не обжаловала решение комиссии.