Не лишать свободы Артема Точилкина, по вине которого погибла 26-летняя врач Елена Смолягина, попросил сегодня его адвокат. Защитник подсудимого заявил о многочисленных неточностях в доказательной базе и показаниях свидетелей и в очередной раз попытался поставить под сомнение факт, что Точилкин во время аварии находился в состоянии наркотического опьянения.


Адвокат не верит врачам

Сегодня в Вахитовском районном суде состоялись прения по уголовному делу в отношении 20-летнего  Артема Точилкина, который 22 апреля прошлого года, находясь под действием наркотиков, не справился с управлением автомобилем и спровоцировал ДТП на улице Пушкина в Казани. В результате смертельные травмы получила молодая женщина, стоявшая на остановке.

Защита Точилкина с самого начала пыталась оспорить факт, что причиной ДТП стало опьянение водителя. В январе адвокат Владимир Кульков настоял на повторной наркологической и судебно-медицинской экспертизе. Она длилась два месяца, и 1 апреля на очередном заседании огласили ее результаты, которые, впрочем, оказались неутешительными для обвиняемого. В его моче обнаружили целый набор веществ из «черного списка»: оксибутират натрия, амфетамин, эфедрин, а также основной компонент гашиша. Так что версия про одну-единственную случайно выкуренную сигаретку с наркотиком оказалась несостоятельной. На том же слушании гособвинитель Степан Спиридонов попросил назначить Точилкину 6 лет в колонии-поселения. Защитник подсудимого, в свою очередь, попросил отложить слушание на неделю, чтобы подготовиться к прениям с учетом озвученных результатов экспертизы.

Подготовился адвокат к сегодняшнему заседанию основательно - слушание фактически превратилось в бенефис Кулькова, который выступал без малого полтора часа. Теперь он уже не напрямую оспаривал факт опьянения Точилкина, а принялся выискивать недочеты в работе следствия, врачей и показаниях свидетелей.

- В материалах дела говорится, что Точилкин нарушил сразу несколько пунктов Правил дорожного движения. Но причинно-следственная связь не установлена: какое именно нарушение привело к ДТП? Поэтому нужно вычленить, что именно явилось причиной аварии. Тем более никто не ответил на вопрос, что стало причиной изменения направления движения автомобиля. Исправность рулевого управления установить не удалось. Наконец, эксперты не смогли установить и скорость автомобиля до аварии, указав лишь, что она была выше 60 км/час. Может, он двигался со скоростью 61, 62, 63 км/час? Никому это неизвестно, - заявил Владимир Кульков.

После этого адвокат взялся за свидетелей. Он сообщил, что врач, который подписал акт освидетельствования Точилкина, самого обвиняемого в глаза не видел, а опирался на данные, полученные коллегой. Достал адвокат из рукава и другой козырь: согласно протоколам, осматривавшие Точилкина сразу после ДТП врачи «скорой» не обнаружили у него ни расширенных зрачков, ни замедленной реакции, ни других признаков опьянения. А вот осмотр в наркодиспансере все эти признаки уже выявил. Эта нестыковка, по мнению Кулькова, опять же ставит под сомнение состояние опьянения Артема. При этом адвокат отметил, что освидетельствование Точилкина заняло всего 15 минут.

- Возможно ли за это время провести качественный осмотр, который включает в себя больше десятка параметров? - задался Кульков вопросом. - Наконец, повторная экспертиза проходила без вызова Артема - лишь на основании материалов дела - и потому ей не стоит особо доверять. Также выступившие в суде как свидетели врачи-наркологи заявляли, что обнаруженные у Артема вещества не могли попасть в организм при курении - их либо пьют, либо колют внутривенно. Но инъекции отпадают - Точилкин был осмотрен врачом на предмет уколов, никакой бутылки (где могла бы храниться жидкость) в машине найдено не было. При этом свидетели не ответили нам на вопрос, при какой температуре и на какие вещества разлагается оксибутират. То есть мы не можем быть уверены, что его нельзя выкурить.

В конце своего выступления Кульков перешел к личности самого Точилкина, сообщив собравшимся, что в деле имеется целый набор смягчающих обстоятельств. Во-первых, преступление совершено первый раз в жизни. Во-вторых, Артем написал явку с повинной. В-третьих, он предпринял добровольные попытки выплатить потерпевшим компенсацию.

 

 

Точилкины и их адвокат рассчитывают на снисхождение суда


- Я сделал вывод, что при определении наказания в виде 6 лет колонии-поселения обвинение учитывало лишь отягчающие обстоятельства. Кроме того, потерпевшие считают, что Точилкин не раскаялся. А у Артема было депрессивное состояние, он не хотел жить. Давайте посмотрим на него сейчас: он весь подавленный, сидит и чувствует, наверное, спиной гнев потерпевших. Он ощущает себя негодяем и изгоем, о каком еще раскаянии говорить? Еще хочу заметить, что Точилкин живет в полной семье, где ему будет обеспечен должный контроль и условия к перевоспитанию. По месту учебы и работы он характеризуется положительно. С учетом вышеизложенного прошу назначить Точилкину наказание, не связанное с изоляцией его от общества, - заключил адвокат.

Нельзя быть наполовину виновным

Потерпевшие и гособвинитель остро отреагировали на речь Владимира Кулькова. Помощник прокурора Вахитовского района Казани Степан Спиридонов счел доводы адвоката обыкновенным крючкотворством.

- Мне вообще непонятна позиция защиты. То Точилкин признает свою вину в полном объеме, то пытается доказывать обратное, - отметил прокурор. - Хотя герой одного художественного фильма говорил: «Нельзя быть наполовину беременной». Эта фраза здесь уместна. Я считаю, что вопреки доводам защиты вина Точилкина доказана: свидетели с остановки, несколько экспертиз, показания врачей и т.д. Попытки же адвоката искать недостатки в каждом пункте этих доказательств беспочвенны…  

Сестра погибшей Марина Смолягина также выступила резко против доводов Кулькова, эмоционально призвав Артема Точилкина прекратить юлить, набраться наконец мужества и  ответить за свой поступок.

 

 

Близкие погибшей устали ждать справедливости


- Точилкин, тебе самому уже не стыдно? - обратилась Смолягина к подсудимому. - Сколько боли и страданий ты принес нам, в том числе и своим враньем, от которого мы устали на этих многочисленных заседаниях. Нам неоднократно предлагались различные суммы денег, чтобы откупиться, чтобы мы спустили все на тормозах. Но я настаиваю, чтобы этому убийце дали 7 лет тюрьмы. Ни о какой колонии-поселении и речи быть не может! - заявила сестра погибшей.

Адвокат потерпевших Лев Пастернак тоже считает, что колония-поселение - слишком мягкое наказание для Артема Точилкина, не говоря уж про условный срок. Он отметил, что явку с повинной не стоит учитывать как смягчающее обстоятельство, поскольку это абсурдно. Ведь сотрудникам правоохранительных органов и без того было известно, кто стал виновников аварии,  были собраны доказательства. К тому же Точилкин явился в полицию спустя неделю после ДТП.

Все время, пока шли прения, Артем Точилкин ни разу не пошевелился - сидел как вкопанный и  смотрел в пол. Когда ему предоставили последнее слово, он произнес одну фразу: «Я снова приношу извинения потерпевшим».

После этого судья объявила перерыв до 11 апреля - в этот день Артему Точилкину огласят приговор.

«Я тоже пойду до конца»

После заседания мать подсудимого Елена Точилкина решила выступить в коридоре суда перед журналистами.

- Можно я скажу? А-то молчу все время, - обратилась она к представителям СМИ . - То,что говорят потерпевшие, - абсолютная неправда. Мы никогда не предлагали никакие взятки им за решение вопроса, чтобы они отказались от своих претензий. Мы предлагали им деньги только в качестве компенсации, причем без всяких расписок… Я понимаю, что люди понесли невосполнимую утрату, но это не дает им права врать на протяжении всего процесса. Есть в нашу сторону и иные инсинуации, якобы из-за нас затягивалось следствие. Оно тянулось из-за их постоянных жалоб, а не потому, что я оказывала какое-то воздействие. Сейчас потерпевшие говорят, что пойдут до конца. Я тоже пойду до конца за своего сына. И пусть суд сам назначает ему наказание. Слова «Я требую» со стороны Марины Смолягиной - это давление на суд, - заявила мать Артема Точилкина.