За арестованными женщинами не должны надзирать мужчины. Такое решение вынес 3 апреля Верховный суд Республики Коми, усмотрев в подобной практике нарушение Европейской конвенции по правам человека о запрете пыток и иных форм унижений человеческого достоинства. По словам правозащитников, изнасилования женщин-заключенных в российских тюрьмах стали обычным делом.


Верховный суд Коми вынес решение по жалобе студентки из Сыктывкара Марины Седовой. Девушка была задержана 9 июля 2012 года на акции протеста против решения мэра, запретившего проведение митингов на центральной площади города. На протяжении двух суток Седова содержалась в спецприемнике УМВД России по городу Сыктывкару, где надзирателями работают исключительно мужчины. Девушка утверждала, что за ней постоянно наблюдали через дверной глазок. При этом просматривалась не только жилая часть камеры, но и установленные в ней раковина и унитаз.

Выйдя на свободу, Седова обжаловала условия своего содержания под стражей в Сыктывкарском городском суде. Юридическую помощь девушке оказали правозащитный фонд «Общественный вердикт» и правозащитная комиссия общества «Мемориал» в Коми. В своей жалобе Седова ссылалась на нарушение статьи 3 Европейской конвенции по правам человека, согласно которой «никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Однако Сыктывкарский городской суд нарушение Европейской конвенции не усмотрел, и девушка обжаловала вердикт в Верховном суде Коми.

Он признал, что Европейская конвенция в отношении Седовой была нарушена. Суд также сослался на принятые ООН «Минимальные стандартные правила обращения с заключенными». Согласно пункту 53.1 этих правил, «заботу о находящихся в заключении женщинах и надзор за ними следует возлагать только на сотрудников женского пола». Директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина называет решение по жалобе Седовой «революционным» и говорит, что «результат рассмотрения дела позволяет требовать существенных изменений штатных расписаний огромного количества ИВС и спецприемников системы МВД России, где либо вовсе отсутствует женский надзирающий персонал, либо его численность недостаточна».

В МВД и ФСИН решение Верховного суда Коми не комментируют. Председатель столичной общественной наблюдательной комиссии по соблюдению прав человека в местах принудительного содержания Валерий Борщев говорит, что «гендерный аспект в нашей пенитенциарной и правоохранительной системах совершенно не учитывается». По словам правозащитника, наиболее острой является проблема сексуального насилия над женщинами-заключенными со стороны мужчин-надзирателей: «Тут не требуется грубого насилия со стороны надзирателя. Это может произойти по сговору. Но это все равно насилие, потому что используется зависимое положение женщины. В наших тюрьмах считается нормальным, что женщину, оказавшуюся в подчиненном положении, можно использовать в сексуальных целях».


«Новые Известия»