Китайский автобус «Хайгер» через три года эксплуатации становится машиной-убийцей. Так считают водители казанских красных автобусов, которых   Интертат.ру попросил поделиться мнением по поводу недавней страшной аварии с участием  Улукбека Азимова. Не оправдывая коллегу, они вместе с тем заявили, что такое может случиться с любым водителем, независимо от его опыта и квалификации. Потому что выход в рейс на улицы Казани - это всегда огромный риск.


ДТП на остановке «Гаврилова», в котором погибли три человека, подняло в городе новую волну негатива, которая обрушилась на красные автобусы и их водителей - большинство из которых - мигранты из ближнего зарубежья. Как утверждают городские власти, татарстанцы за 26 тысяч рублей в месяц водить автобусы не хотят. Мы решили выяснить, действительно ли у водителей такая зарплата (ведь бывает, что чиновники выдают желаемое за действительное), каков у них режим работы (говорят, что водилы крутят баранку сутками и поэтому неадекватны за рулем), и что они думают об аварии  1 апреля. Покатавшись пару часов на красных автобусах, корреспондент Интертат.ру попыталась разговорить девять водителей. Пятеро из них беседовать наотрез отказались, сославшись на отсутствие времени, но четверо согласились…  

«Зарплата у нас хорошая, но и работа - тяжелая»



Мажид Мамажонов с маршрута №83 - единственный из моих собеседников, кто не побоялся представиться. Рассказал, что приехал в Казань из Узбекистана около пяти лет назад и все это время работает водителем автобуса. Работа, по его словам, конечно, не из легких: смена длится по 11 часов  (а вместе с подготовкой к рейсу - больше 12,5). Чтобы «наработать часы», приходится работать по графику «два через один». Но, по его словам, он и не привык к  легким деньгам.

- Правду городские власти говорят: зарплата у нас - нормальная, - заверил он. - И если постараться, даже больше 26 тысяч получить можно. Лично у меня последняя зарплата была 32 тысячи рублей, я очень рад.


По мнению Мажида, причиной аварии на остановке «Гаврилова» могла стать совокупность факторов: изношенность «Хайгера» (6 лет эксплуатации) и бесшабашность водителя: «Если машина старая, нужно очень аккуратно ездить, не рисковать».   

- Мы вот сейчас с вами на «МАЗе» едем - это надежная техника, чего не скажешь о китайских «Хайгерах». Тормоза у них отказывают очень часто. Мы раньше тоже на них ездили, пока наше ПАТП полностью не отказалось от этой марки, - рассказал Мамажонов. -  Я работал на «Хайгере» около 8 месяцев. У него чуть ли не после каждого рейса нужно все подкручивать, подтягивать. Нередко сцепление выходило из строя, а у ребят было, что и тормоза подводили.  Хотя на наших казанских дорогах творится такое, что и у «МАЗов» каждый месяц приходится ремонтировать ходовую.  

Ишака не водил, водил «скорую»

По мнению Мажида, пассажиры тоже часто ведут себя безалаберно, буквально  бросаясь под колеса. 

      
- Мы еще только подъезжаем к остановке, а люди уже выходят на дорогу и идут к подъезжающему автобусу. Это же опасно! - возмущается он. - А вдруг у него тормоза откажут?  Алла сакласын!

По словам Мажида, ему очень обидно, что горожане вечно ругают водителей-мигрантов: дескать, недавно слезли с ишаков, ездить не умеют и пр.…


- Мы стараемся ездить очень аккуратно, потому что от этого слишком многое зависит в нашей жизни. Очень боимся потерять свою работу.

Водитель автобуса также сетует на то, как ведут себя по отношению к «красным» водители легковушек:  


- Такое ощущение, что они ненавидят нас! Подрезают, из-за чего приходится резко тормозить. А народ в автобусе в это время кричит: ты что там, водитель, совсем офигел? Я уж не говорю о том, что легковушки не уступают нам дорогу, паркуются прямо на остановке, из-за чего приходится забирать пассажиров прямо с проезжей части.

Тем не менее, Мажид признался, что очень любит свою профессию и менять ее не собирается. У него 32 года водительского стажа (в Узбекистане водил пожарную машину и «скорую»).

«Куда встал, дурила?»

Наш второй собеседник, водитель автобуса маршрута №31, пожелал остаться неназванным. Приехал в Казань из Таджикистана 3 года назад. Тоже предан профессии: «Баранку крутили и отец, и дед».

- У меня выходит 23-25 тысяч в месяц, иногда и больше, если много часов работать, но тогда устаешь очень, - поделился он. - Зарплата не очень большая, конечно, но на семью хватает. И, надеюсь, хватит и на вторую. Хочу еще одну жену взять, если первая разрешит… Работаем на «НефАЗе» с напарником. Я - через день, с 5 утра и до 10.30, либо 11.30. Домой прихожу к обеду. Если честно - голова после смены просто раскалывается, ведь работа у нас нервная - легковушки так и лезут под автобус, пассажиры ругаются, кругом пробки, ямы… А еще - огромные лужи. Бывает, вода через люк льет прямо в салон. Например, на улице Гафури. В общем, прихожу в себя только к вечеру.  

В этот момент мы подъехали к остановке, еле втиснувшись в ряд припаркованных не по правилам легковушек. В кабину гневно постучалась пенсионерка, отругав водителя за то, что остановился возле лужи: «Не видишь, куда встал, дурила?».

По словам нашего собеседника, безопасность рейса на 80% зависит от водителя, остальное - случай.  Кроме того, что водитель должен быть аккуратен в пути, он должен следить за техническим состоянием автобуса: «Слесаря в автопарке, бывает, закрывают на некоторые неполадки глаза. От них нужно добиваться того, чтобы они выполнили все, что требуется. Мы ведь не картошку возим, а народ!»

Что касается «Хайгера», моему второму собеседнику тоже довелось поездить на китайском автобусе больше полугода:


- Непредсказуемая машина и быстро выходит из строя. Срок годности такого автобуса - 3 года, дальше использовать небезопасно. А в Казани гоняют по 6 лет…

«Нужно как-то отрываться»

Третий собеседник с маршрута №63 сообщил, что приехал из Узбекистана и работает водителем в Казани первый год (а вообще водительский стаж  - 23 года). От происходящего на дорогах Казани гастарбайтер в шоке. Зарплата у него пока маленькая - 10-12 тысяч рублей, график - «три через один». Смена длится с 6 до 14-15 часов.


- Обещали позже повысить зарплату, - надеется он.

Водитель 63-го маршрута очень сочувствует семье Азимова.


- Я слышал, он повесился?... Бедные дети. У него ведь пятеро…


- Неправда! Это был слух, - успокоила я его.


- Неужели? - обрадовался мужчина. - Хотя жить после такого ему очень тяжело. Но что поделаешь, такое испытание ему послал Аллах…

На вопрос, зачем водители «красных» на глазах изумленных горожан устраивают друг с другом гонки, мой собеседник объяснил: - Потому что от этого зависит выручка. Вот, к примеру, мой конкурент - 83-й маршрут. Если мы будем ехать вместе, друг за другом, все пассажиры будут садиться к нему. Потому что этот маршрут - удобнее, а мы делаем крюк через «Космонавтов». Нужно как-то отрываться.    

«План не выполнишь - останешься без зарплаты»
 
По словам четвертого собеседника из Таджикистана (в Казани - пять лет), план  заставляет водителей «быть в тонусе». Чтобы заработать свои 25-30 тысяч рублей, он работает на маршруте №63 пять дней подряд, отдыхая 2 дня в неделю. Смена - с 7 утра до 7-8 вечера. Говорит: «Не потрудишься - не будешь хлеб кушать».  

- Местные среди водителей казанских автобусов есть, но мало, потому что ваши трудиться не хотят, - утверждает он. - Вот, к примеру, нам нужно собрать за день, сделав 4 круга по городу, где-то 5,5 тысячи рублей. 4 из них пойдут на завтрашнюю солярку. 1,5 тысячи сдаем на автобазу: это идет предприятию, на мою и кондуктора зарплату. Набрать 5 с лишним тысяч очень тяжело, потому что пассажиров сейчас мало, многие пересели на метро. Стоим на остановке по 2-5 минут, чтобы набрался народ. Пассажиры, которые торопятся, возмущаются.  

По словам нашего собеседника, руководство его АТП заботится о водителях-мигрантах: «Уважают, в случае чего помогают решать личные проблемы»,  а те в ответ готовы служить начальству верой и правдой.

- А про ту аварию могу сказать только то, что от этого никто не застрахован. Ведь автобус - техника. И как ее к рейсу ни готовь, могут быть неприятные сюрпризы. Поэтому одна надежда - на Аллаха…