Десятки татарстанских педагогов, инженеров, бухгалтеров, врачей и даже дворников в ближайшее время могут переквалифицироваться в судьи. После сенсационного оправдательного приговора, вынесенного коллегией присяжных по делу «Перваков», среди обвиняемых в тяжких преступлениях возник повышенный спрос на суд присяжных. Только за последнюю неделю подсудимые по трем из девяти уголовных дел, поступивших на рассмотрение в Верховный суд РТ, изъявили желание вверить свою судьбу не профессиональным судьям, а «людям с улицы».


Верю - не верю

Напомним, судебные процессы с участием присяжных заседателей возобновились в России с 2003 года после почти столетнего перерыва (институт присяжных упразднили после революции). Люди самых разнообразных профессий становятся судьями для других людей, которых обвиняют в убийствах, изнасилованиях, бандитизме и других страшных преступлениях. Во время процесса присяжным запрещено контактировать со сторонами вне судебного заседания, рассказывать о ходе дела посторонним, вести свое расследование и так далее. А если кто-то из заинтересованных лиц пытается присяжного подкупить или запугать, он обязан сообщить об этом судье, который ведет процесс. Впрочем, поведение присяжных «вне рабочего времени» никто не контролирует. Все основано на доверии.

После завершения судебного следствия по делу присяжные удаляются в совещательную комнату и большинством голосов отвечают на четыре простых вопроса: доказано ли, что преступное деяние имело место, доказано ли, что его совершил подсудимый, виновен ли он, а если виновен, то заслуживает ли снисхождения. Причем даже если на два первых вопроса они ответят «да», а на третий - «нет», председательствующий судья, который ведет процесс, обязан вынести оправдательный приговор.

- Присяжные, как зрители в театре,  принимают решение на уровне «верю» или «не верю», - говорит зампредседателя Верховного суда РТ Максим Беляев.- Если сочтут, что доводы обвинения убедительны - признают подсудимого виновным, а если им покажутся более  убедительными доводы защиты, вердикт будет оправдательным. При этом приговор, оглашенный в суде с участием присяжных, окончательный и обжалованию не подлежит. Отменить его можно, только если выяснится, что была нарушена процедура отбора присяжных или самого судебного разбирательства. Но такие случаи бывают очень редко. Поэтому подсудимые очень рискуют, выбирая суд присяжных. Как только становится известно, что присяжные кого-то оправдали, многие обвиняемые надеются на то же самое и просят, чтобы их судили присяжные. А если несколько вердиктов подряд - обвинительные, волна спроса сразу спадает.

В 2010 году в Верховном суде РТ было рассмотрено 7 уголовных дел с участием присяжных заседателей, и по трем из них были вынесены оправдательные приговоры. В 2011-м присяжные снова участвовали в 7 процессах, но по всем делам вынесли обвинительный вердикт. Поэтому в прошлом году в Верховном суде РТ слушалось только 2 дела с участием присяжных. В нынешнем тоже пока рассмотрено 2 дела, и по обоим подсудимых оправдали. Первое - это дело об изнасиловании несовершеннолетней, а второе - об ОПГ «Перваки». Причем последний приговор, по словам Максима Беляева, - прецедент. Ни разу за 10 лет существования института присяжных в Верховном суде РТ не были оправданы сразу все подсудимые (их было трое) и по всем статьям обвинения.  

А судьи кто?

Списки кандидатов в присяжные раз в четыре года составляет высший исполнительный орган госвласти региона - на основе списков избирателей, предварительно вычеркнув из них некоторые категории граждан - алкоголиков, наркоманов, судимых, сотрудников правоохранительных органов, военных, священников и пр. Из тех, кого признали «годными», повестками вызывают сразу несколько сотен человек. Но являются обычно в разы меньше. После этого стороны в закрытом судебном заседании уже очно отбирают 12 основных присяжных и несколько запасных - на случай, если кто-то из них не сможет продолжать участвовать в слушаниях. Адвокаты и прокурор могут заявить отвод тем, кто, по их мнению, не способен судить беспристрастно. Например, если кандидат знаком с подсудимым, или заведомо враждебно настроен по отношению к нему. Стороны обвинения и защиты также имеют право «забраковать» по два кандидата без объяснения причин. Да и сам кандидат на любом этапе может «сложить с себя полномочия». Например, если заболеет или на основном месте работы без него не могут обойтись.

- Была у нас присяжная, которая участвовала в длительном процессе по делу о бандитизме, находясь в декретном отпуске. Пока дело слушалось, она успела родить, и мы вынуждены были вывести ее из состава коллегии, - рассказывает Беляев.  

По данным Верховного суда РТ, за 10 лет судьями успели перебывать строители, педагоги, библиотекари, преподаватели вузов, инженеры, бухгалтеры, медики, рабочие, пенсионеры, юристы и даже дворник. За каждый «рабочий день» присяжный получает фиксированную зарплату. Сейчас это - 561 рубль 69 копеек. Причем, даже если заседание длилось всего полчаса: например, все собрались, а кто-то из участников процесса заболел и дело отложили. А в случае, если перерыв затянется, присяжный все равно получит в месяц не меньше, чем его средний заработок на основной работе.


Елена МЕЛЬНИК

 
Мнение экспертов:

Евгений ГАТЦУК, председатель совета ветеранов МВД по РТ:


- От суда присяжных действительно можно ожидать всего, чего угодно. И дело «Перваков» тому доказательство. По нему долго шло следствие, была собрана масса доказательств - проведены выходы на место преступления, очные ставки, сделаны видеозаписи и прочее. Уж, наверное, в следствии профессионалы работают… Кроме того,  во время процесса некоторые обвиняемые сами рассказали, как совершали тяжкие преступления. И вдруг присяжные заявляют, что все они не виновны! Что они белые и пушистые! Как так? Чем они руководствуются? А ничем. Вот они так посчитали - и все! Я 17 лет жизни отдал оперативной работе и не понаслышке знаю, что такое ОПГ и бандитизм, и у меня такой вердикт в голове не укладывается. Понятно, что присяжные тоже люди и могут иногда ошибаться, но я не исключаю, что в наших условиях, когда многое решают большие деньги, на них могли оказать давление. Тем не менее, я все равно считаю, что суды присяжных нужны, только надо тщательнее ограждать присяжных от влияния со стороны, как-то контролировать их в этом плане.

Александр КОГАН, адвокат:


- С введением суда присяжных наше правое поле изменилось к лучшему. И общество в целом тоже. Теперь люди не просто смотрят на все, что происходит, как бараны, а знают, что от них что-то зависит. К примеру, если на скамье подсудимых оказалась женщина, убившая мужа, который над ней десять лет издевался, то суд присяжных- единственный для нее справедливый суд. Особенно если в коллегии много женщин. Но многоэпизодные дела с десятками обвиняемых и потерпевших, я считаю, не для присяжных. Потому что процессы по ним длятся годами, и за это время люди забывают, о чем речь шла в начале. Да и состав  коллегии к концу процесса почти полностью меняется. Но для троих подсудимых, как в деле «Перваков», суд присяжных - это нормально.  Мне, конечно, трудно оценить со стороны, какая доказательная база была предоставлена стороной обвинения. Но если присяжные сочли ее недостаточной - это их право. И, конечно, нельзя не отметить блестящую работу адвокатов. Особенно Айрата Хикматуллина, который защищал Юсупова (Федю - Е.М.). Я по-хорошему завидую коллеге.  Этот процесс можно смело вписывать в учебники для адвокатуры. Кстати, Хикматуллин в свое время защищал Гузалию Минкину в Амурской области.