Очередной жилищный скандал разразился в Набережных Челнах: одна из управляющих компаний «воскресила» умершую жительницу многоэтажки, чтобы от ее имени подписать «акт готовности дома к зиме». Обман вскрылся весной: перезимовав в холодных квартирах, жильцы выяснили, что документ от их имени «подписала» соседка, которой давно нет в живых. Прокуратура республики обязала городское УВД провести проверку по факту подделки акта.   


В начале этого года Интертат.ру уже писал о конфликте, в который вступили жильцы челнинской двенадцатиэтажки  по адресу Сююмбике, 10 (11/31) и управляющая компания «Ремжилстрой» («Столько жалоб накатали, что УК доконали»). Напомним суть конфликта: в январе управляющая компания решила отказаться в одностороннем порядке от обслуживания этого многоквартирного дома, о чем известила каждого собственника в письменном виде. Как выяснилось, УК бросила жильцов на произвол судьбы потому, что те, а в особенности  старший по дому Геннадий Шрамко (его выбрали на эту «должность» в сентябре прошлого года), достали ее своими многочисленными жалобами и требованиями: то площадку детскую обустройте, то двери в подъезде почините, то отчитайтесь, на что деньги потратили… В общем, покой жилищникам только снился, вот они и решили сбежать. Жильцов, конечно, такое безответственное поведение возмутило и мэр города Василь Шайхразиев встал на их строну. «Просто так сказать, что мы вас с этого дня не обслуживаем, и уйти, управляющая компания не может», - заявил градоначальник.

Впрочем, жильцы и сами знают, что УК не имеет права вот так запросто взять и сбежать от них, а предупреждающие  письма жилищники рассылали скорее для устрашения своих подопечных. Как сообщил Интертат.ру старший по дому Геннадий Шрамко, «Ремжилстрой» продолжает обслуживать их многоэтажку, но при этом руководство УК отказывается вести с ним какой-либо диалог: «За человека меня не считают». Отсутствие тесных контактов между сторонами, конечно, затрудняет решение проблем жильцов, но при этом, как утверждает Шрамко, соседи не хотят поменять его на более сговорчивого старшего: «Народ поддерживает мою жесткую позицию - заставить жилищников работать по закону, а не так, как они привыкли».

История с подписью умершей женщины всплыла, когда Шрамко принялся по просьбе жильцов выяснять, почему в их доме зимой так холодно: в подъездах гуляет ветер, в квартирах - чуть теплые батареи. Старший по дому затребовал у «Ремжилстроя» акт готовности объекта к зимнему периоду, на что, естественно, получил отказ. Но Шрамко, безусловно, не сдался. Он выяснил, что согласно постановлению Правительства РФ №731, все подобные документы должны обнародоваться на сайте reformagkh.ru. В Татарстане они также публикуются на сайте mgf.tatar.ru. С помощью компьютера Геннадий Шрамко нашел таки злополучный акт и очень удивился, когда увидел, что в качестве управдома, якобы принявшего работу УК по подготовке дома к зиме в августе 2012 года, в акте фигурирует Валентина Логинова, ушедшая из жизни в июле 2011-го. Женщина была некоторое время старшей по дому, но еще до своей смерти отказалась от общественной нагрузки в связи с тем, что была серьезно больна. А в период, когда составлялся акт, у дома просто не было старшего (Шрамко приступил к обязанностям через месяц), и УК, похоже, решила этим воспользоваться в своих интересах.

 


- Я не сомневаюсь, что это было сделано умышленно, - уверен  Шрамко. - Им было известно, что Логиновой уже нет в живых. Они использовали ее имя, чтобы подделать документ и отчитаться, не выполняя никаких работ - это же очевидно!

Старший по дому заявил об этом факте в Прокуратуру РТ, требуя привлечь к ответственности виновных в подлоге - это ж до какого кощунства дошли, чтобы за мертвых прятаться!.. Заявление Шрамко спустили в Набережночелнинскую прокуратуру, а оттуда направили в УМВД России по Набережным Челнам - для проверки. О ее результатах мы обязательно сообщим.  

В свою очередь начальник юридического отдела УК «Ремжилстрой» Валерий Исаев заявил Интертат.ру, что факты, изложенные Геннадием Шрамко не соответствуют действительности. Но более обоснованное опровержение обещал дать позже.