В пятницу в Лаишевском райсуде состоится очередное заседание по иску собственника жилья в коттеджном комплексе «Казанская усадьба» Андрея Шишикина к одному из предприятий группы «НЭФИС». Несколько лет назад Шишикин выложил немалую сумму за право жить на лоне природы и не слышать шума городского. А теперь вынужден слушать постоянный гул, который, по его мнению, круглосуточно издает ОАО «Казанский маслоэкстракционный завод» (МЭЗ). Истец требует обязать предприятие устранить шум и выплатить ему 500 тысяч рублей в качестве компенсации морально вреда.


Престижный коттеджный поселок «Казанская усадьба» начал строиться еще в 2009 году, и сейчас, по словам Шишикина, там живут на постоянной основе около полусотни семей.
Добрая их половина уже жалуется во все инстанции на постоянный гул, который не дает спать по ночам, а в дневное время доводит людей до нервного срыва.

Жители подозревают, что этот изнуряющий шум создают установки для выпаривания семян подсолнечника Казанского МЭЗ, расположенного неподалеку. Несколько раз они вызывали официальных экспертов из ФБУ «Центра гигиены и эпидемиологии в РТ», и те выявили нарушение «закона о тишине». Однако установить источник шума не смогли. Ведь чтобы проверить версию жильцов коттеджного поселка, нужно сравнить уровень звука, зафиксированный в домах, с показателями шума на предприятии. А по закону внеплановая проверка бизнеса должна быть согласована за три дня до проведения. Но как только эксперты по шуму приходят на предприятие, там воцаряется полная тишина, утверждают истцы. И как только уходят – гул снова появляется.

Жильцы «Казанской усадьбы» писали коллективные жалобы на завод и президенту РТ, и прокурору, и даже главному санитарному врачу России, но тишины так и не добились.



По мнению Шишикина, проблему решить очень просто – нужно только поставить экранирующее шум устройство между МЭЗ и «Казанской усадьбой». Ведь с другой стороны предприятия – большой дачный поселок, и, несмотря на близкое соседство с железной дорогой, там все спят спокойно, потому что шумы от поездов гасят экранирующие устройства, возведенные ОАО «РЖД».

– Когда я приобретал жилье в этом комплексе, я не только не слышал, но и не видел завода, – сообщил Интертат.ру Андрей Шишикин, руководитель одного из крупных предприятий республики. – Потому что за нашим забором был лес. Вековые сосны, которые служили живым звукоизоляционным щитом. А потом завод стал расширяться, и в 2011 году городские власти разрешили ему лес вырубить. Так что уже в начале прошлого года мы стали круглосуточно слышать со стороны этого предприятия постоянный гул, который сводит с ума, вызывает депрессию, не дает спать. Такое впечатление, как будто постоянно работает мощный пылесос. Моя жена и я испытываем головные боли, нервное напряжение. В общем, нормально жить в таких условиях невозможно. И это зимой, когда окна плотно закрыты. А что будет летом, представить страшно!



Как сообщила Интертат.ру начальник правового управления группы компаний «Нэфис» Юлия Благиных, никто из жителей «Казанской усадьбы», кроме господина Шишикина, не предъявлял к руководству предприятия претензий по поводу шума.

– Это не завод вырос рядом с домом господина Шишикина, а он сам построил коттедж рядом с заводом, и теперь выдвигает требования, – рассуждает Благиных. – Предприятие было запущено в 2008 году, а земельный участок истец приобрел в 2010-ом. Так что он имел все возможности оценить плюсы и минусы его расположения. Что же касается утверждения Шишикина о том, что во время контрольных замеров «завод нажал на кнопку и тем самым остановил производство», то оно не только голословно, но и технически безграмотно. Никакой «кнопки» не существуют. Казанский МЭЗ – большое, сложное и взаимосвязанное производство, остановить которое за короткое время попросту невозможно.

Тем не менее, Андрей Шишикин намерен до конца отстаивать свое право на тишину и в пятницу собирается ходатайствовать о проведении комплексной судебной экспертизы по уровню шума – чтобы одновременно с измерениями в его коттедже эксперты проверили, не понизил ли МЭЗ производственные мощности в этот момент.