Во вторник, 19 марта, Кипрский парламент отклонил скандальный законопроект о налоге на вклады, но последствия уже неизбежны. Раньше нам и в страшном сне не могло присниться, что подобная экспроприация может быть не только предложена, но и будет всерьез обсуждаться и даже одобряться Евросоюзом. Отток капитала из страны неизбежно произойдет, и самый интересный вопрос, которым сейчас все задаются, – куда оттуда будут уходить российские компании?


Несмотря на кажущееся разнообразие офшорных зон, реальных альтернатив у тех, кто использовал банковскую систему Кипра для операционной деятельности, совсем немного. На наших глазах складывается интереснейшая ситуация. Кто-то так или иначе лишится своих денег на Кипре, и для многих компаний это будет означать, что они потеряют возможность в принципе иметь счета за рубежом и будут вынуждены вернуться к российской банковской системе.

Надо понимать, что российские клиенты, держащие офшорные счета в кипрских банках, – это вовсе не миллиардеры, отмывающие таким образом деньги. Счета на Кипре открывали преимущественно те компании, которые не могли позволить себе сотрудничество с лидерами по предоставлению услуг по работе с офшорными деньгами, – крупными банками Швейцарии, Люксембурга и Сингапура. Эти страны согласны иметь дело с россиянами только на определенных условиях: нужен высокий оборот на счете или готовность клиента держать в остатках по несколько миллионов долларов, обычно до 10% годового оборота. А это было далеко не каждому по карману, поэтому там оседали только крупные капиталы. На кипрских же счетах, по моему представлению, основная масса складывалась из денег средних частных компаний с оборотом до нескольких десятков миллионов долларов, у которых одномоментно на счету мог оказаться и один миллион, и десять. Это преимущественно фирмы, которые занимаются экспортом и импортом, – от продуктов питания до сырья (но не в крупных масштабах, а металлоломом).
 

Тем временем в западной прессе... (карикатура, опубликованная International Herald Tribune)

 

Основным преимуществом Кипра было то, что он давал возможность российскому бизнесу иметь недорогой и удобный в управлении зарубежный счет. Этой возможности сегодня российские компании фактически лишились. И что теперь остается делать?

 

Сегодня единственной альтернативой Кипру остается Латвия, но у нее то же слабое место – она не является страной с сильной экономикой и уже успела себя дискредитировать.

Достаточно вспомнить недавнее предбанкротное состояние Parex bank, когда банк выпускал со счетов по $50 тысяч в неделю, и хотя банкротства в итоге не произошло, ситуация складывалась крайне тревожная – на то, чтобы обнулить счет, у клиентов уходило по несколько месяцев. Можно спрогнозировать, что значительная часть клиентов не захочет повторно рисковать и будет вынуждена отказаться от офшорных счетов и платить напрямую из России. Хотя это чревато более высокими издержками. К примеру, кипрские банки позволяли открывать виртуальный счет, а российская банковская система не дает такой возможности из-за требований валютного контроля, который существует у нас, как и на многих других развивающихся рынках.

Парадоксально, но в результате всей этой ситуации произойдет отбеливание российской экономики, о котором сегодня так много говорят, но случится это не благодаря российскому правительству, а скорее вопреки ему.

 

 

Егор НОСКОВ, Slon.ru