На этой неделе состоялась «историческая» встреча студентов свежесформированного Института массовых коммуникаций и социальных наук (бывший факультет журналистики) КФУ с деканом Высшей школы телевидения МГУ Виталием Третьяковым. Историческая – это по определению самого Виталия Товиевича. Ведь хотя в Казанском университете он уже бывал, перед студентами в нем выступал впервые.

Поднявшийся на трибуну директор института Наиль Мухарямов представил лектора, присовокупив к прочим его регалиям определение «very special guest» (англ. – очень специальный гость). И уже через несколько минут все присутствующие в зале поняли, что гость действительно special.

 

«Я сам – сторонник всего классического!» – сразу признался Третьяков. И с первых же слов доказал это, заявив, что против переименования факультета журналистики в велеречивый институт. И добавил, что мы живем в век невежества, чему телевидение всячески способствует. После чего озвучил тему лекции: «Современные проблемы телевизионной журналистики в России».

 

Гость, по собственному признанию, сам создал теорию телевидения, так как не обнаружил ее готовой, и преподает на своем факультете уже второй год. Основная мысль, к которой он непрерывно апеллировал – люди привыкли относиться к телевидению как к исключительно положительному аспекту, но в последнее время массовая доля его негативных качеств объективно перевешивает. Правда, пример господин Третьяков привел отчего-то очень гомофобный: есть, мол, семья, мужчина и женщина. Они нужны, чтобы продолжить род, и это естественно. А если в семье двое людей одного пола, то это ненормально. Деструктивно.

 

По залу прокатился шелестящий шепот. Виталий Товиевич хотел резонанса – он его создал. Сам, как и теорию телевидения. И на этом не остановился.

 

Журналистов на телевидении давно вытеснили медийные персонажи, считает Третьяков. И опять же пример не заставил себя ждать. Пару лет назад Ургант с Цекало вели очередную совместную передачу. И кто-то из зала попытался задать Цекало вопрос, начинающийся со слов «Вот вы, как журналист…». Декан Высшей школы в красках описал, как скривилось при этих словах лицо Урганта в презрительной гримасе, когда он произнес: «Да, Саш, ты как журналист…» Не уважают сейчас на ТВ журналистов. Третий сорт. Технический персонал.

 

Журналистика живет по одним законам, массовая культура, ее заменившая – по другим. И телевидение стало маргинальным – как поспешил отметить сам Виталий Товиевич, в хорошем смысле слова. И принялся перечислять все плюсы, которые на поверку – минусы.

 

Во-первых, основной объем получаемой информации о происходящем в мире мы получаем через телевидение. Это, несомненно, благо. Но всю ли информацию мы получаем? (вопрос так и остался из раздела риторических, однако тон его не оставлял сомнений – мы получаем жалкие информационные крохи).

 

Во-вторых, связь с внешним миром, что, разумеется, тоже благо. Характерно, что лектор сакцентировал внимание на конкретных категориях граждан, а именно: пожилые люди, жители отдаленных районов и инвалиды. О последних хочется сказать особо: Третьяков сделал небольшое лирическое отступление и отметил, что не считает правильным называть инвалидов инвалидами – мол, ненужные церемонии. Говорить нужно прямо – люди с ущербами! (вторая волна резонанса, выраженного в шепоте). Но (возвращаясь к основному вопросу) все это – маргиналы (опять же, разумеется, – в хорошем смысле слова). И все максимально позитивные характеристики телевидения относятся именно к ним, как к несамостоятельному слою. Массовая культура конвергируется с культурой для маргиналов. Ура, товарищи!

 

В-третьих, телевидение объединяет нацию, и это – гарант суверенности общества и, естественно, тоже благо. Но в таком случае СМИ должны контролировать сами граждане. Тут, пожалуй, поспорить не с чем. Кроме того, что граждане в процессе руководства, как пить дать, подеруться.

 

В-четвертых, до середины 80-х годов прошлого века телевидение было системой, которая поддерживала этические, эстетические и лингвистические образцы. «Никто под дулом пистолета не ругался матом!» (конец цитаты). Сейчас, разумеется, все это давно попрано. Идеалы поменялись.

 

В-пятых, если спросить телевизионщиков, что они нам показывают, они ответят, что только правду, а так же учат, как поступить человеку, оказавшемуся в опасной, нестандартной ситуации, заявил Виталий Товиевич. А на деле мы наблюдаем «Дом-2», что отвратительно. Психиатрия, на каждом диагноза негде ставить. Только если психологов учат фиксировать и лечить заболевание, то телевидение действует прямо противоположно: не говорят, что люди больны, не пытаются их лечить и не изолируют их, а напротив, откровенно их демонстрируют. Хотелось аплодировать стоя. И тут лектор обмолвился, что ввел у себя на журфаке педагогику и клиническую психологию, так как желает добра студентам (а большей частью – студенткам, так как их, простите за тавтологию, больше). «Не хочу, чтобы им на съемках откусили палец или голову», – заявил Третьяков и пояснил: значительная часть героев – маньяки, убийцы, насильники и расчленители. «Нужно уметь отличать маньяка от неманьяка!» Ни убавить, ни прибавить.

 

В-шестых, стихотворение Пьера-Жана Беранже. В пылу своей речи Третьяков даже не заметил, как ловко перефразировал оригинал применительно к нашим дням, но звучало более чем злободневно:
 

Господа, если к цели святой

Мы дорогу найти не умеем,

Честь безумцу, который навеет

Человечеству сон золотой!

 

«Вам хотелось бы спать всю жизнь?» – лукаво поинтересовался Виталий Товиевич. Ведь одно из свойств последнего времени – прекрасное подменяется безобразным. Архитекторы малых форм, которые строят небоскребы вместо остановочных павильонов. Венера Милосская, которую вынесут из Лувра и выбросят на помойку как безобразность – именно такими примерами лектор щекотал воображение слушателей. Как всегда, очень резонансно.

 

И, наконец, в-седьмых. Шоумен – главный человек на сегодняшнем ТВ. Он ведет все, даже политические передачи. Отсюда массовая политика. Массовое образование. Массовая наука. Мы идем к кризису…

 

Много чего еще сказал «очень специальный гость» в тот день. Все, безусловно, злободневно. Актуально. И, бесспорно, ценно. Осталось неясным только одно: как человек, обладатель ТЭФИ, владеющий французским языком, ведущий передач на канале «Культура», писавший для «Фигаро» и «Лимес», создатель газеты, имеющей название «Независимая», работающий с людьми и преподающий, может обладать такими узкими взглядами на жизнь. Явно выраженная гомофобия, отсутствие такта в адрес людей с особенностями строения (нравится мне такая формулировка), «массовирование» зрителя… А коли уж есть такой грешок, зачем же его так чванно демонстрировать?