Религиозные организации защитят от проникновения представителей радикальных течений и экстремистов. Думский комитет одобрил к первому чтению законопроект, который позволит священнослужителям исключать из своих организаций «носителей подрывных идей, получивших религиозное образование за границей».


Необходимость принятия соответствующих поправок в Трудовой кодекс и закон «О свободе совести и религиозных объединениях» депутаты объясняют тем, что в регионах участились атаки на официальное духовенство. Последней каплей стали нападения на муфтиев в Татарстане и Дагестане.


Инициатива предусматривает, что регионы смогут разрешать представленным в них религиозным организациям заключать трудовые договоры со своими сотрудниками и устанавливать внутренние требования, например, к их образованию.


С одной стороны, это обеспечит религиозным деятелям социальную защиту и все права, предусмотренные Трудовым кодексом, с другой - позволит отсекать представителей радикальных течений. Дело в том, что при заключении трудового договора они будут обязаны сообщать информацию о своем религиозном образовании.


«В 1990-е годы много ребят получили образование в исламских университетах в арабских странах, ряд направлений проповедует агрессивную в отношении других религий идеологию», - отмечает один из авторов законопроекта Ильдар Гильмутдинов. По его мнению,  новые правила одобрят регионы, где население в основном исповедует ислам.


Эксперты отмечают, что в исламе нет четкой организационной структуры, как в Русской православной церкви. Например, в Татарстане зарегистрировано более 1,5 тыс. религиозных организаций, 1,2 тыс. из которых мусульманские. При таком разнообразии невозможно проконтролировать, кто от имени таких организаций проповедует среди населения.


Однако у законопроекта уже появились противники. Глава комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов рассказал, что в Татарстане ранее был принят аналогичный региональный закон, но группа граждан посчитала, что он противоречит федеральному законодательству, и обратилась в местный суд. Тот в свою очередь обратился в Конституционный суд. Но с принятием обсуждаемого сейчас федерального закона вопросы должны отпасть сами собой.


РБК daily