1,5 миллиона рублей требует страховая компания от вдовы нижнекамского таксиста за  ремонт тягача «MAN», при столкновении с которым погиб ее муж вместе с двумя пассажирами. Сейчас городской суд должен решить: должна ли женщина с тремя детьми, оставшаяся без кормильца, платить по обязательствам погибшего супруга?..


Таксиста-частника Роберта Нигматзянова знал едва ли не весь город: он 16 лет возил пассажиров из Нижнекамска в Казань и обратно. В числе его клиентов была и я, ваш корреспондент. Могу сказать, что Роберт был очень опытный и аккуратный водитель. Однако в жизни случается всякое…  

Трагедия произошла 13 марта 2012 года, во втором часу дня. Нигматзянов с четырьмя пассажирами на своей «Ладе Приоре» ехал из Казани в Нижнекамск. Была сильная метель. Двигаясь по новой объездной дороге у поселка Камские Поляны и увидев на встречке приближающийся грузовик «MAN», таксист побоялся, что они могут с ним не разъехаться. Он предусмотрительно взял чуть правее, и его занесло - «Ладу Приору» выбросило на встречную полосу, прямо под «MAN». Тягач, перевозивший военный броневик, не смог остановиться сразу, и еще несколько метров тащил искореженную «Ладу».

Это была жуткая авария, в которой водитель и двое пассажиров погибли сразу. В живых остались только два человека с заднего сиденья - парень, сидевший посередине и женщина, которая была справа. Последнюю вытаскивали из машины в течение нескольких часов, разрезая смятое железо на части…

Виновным в аварии гаишники признали Роберта Нигматзянова (по схеме - оказался на встречке, значит, виноват). Уголовное дело возбуждать не стали в связи со смертью водителя. Жена погибшего таксиста Венера оспаривать вину мужу тогда не стала. Потерявшей супруга матери трех детей, один из которых - грудной, было не до этого.

- Знаете, мы ведь с Робертом жили идеально, даже слишком счастливо… Иначе разве решились бы в 38 лет родить третьего ребенка? Когда все случилось, мне было невыносимо больно, - поделилась Венера с корреспондентом Интертат.ру.

А в конце декабря 2012 года, когда семья Нигматзяновых только-только начала привыкать жить без отца, вдове пришло судебное извещение с информацией о том, что «Военно-страховая компания», в которой был застрахован грузовик «MAN», намерена взыскать с нее стоимость ремонта тягача - 1,5 миллиона рублей. Для осиротевшей семьи это было как гром среди ясного неба. Вдова с детьми живет на декретные (около 10 тысяч рублей) и пенсии по утере кормильца (3,6 тысяч на одного ребенка). Посильную помощь оказывают также коллеги по работе (Венера - сотрудница «ТАНЕКО») и друзья Роберта.

-  Посоветовавшись с юристом, я написала в Прокуратуру Татарстана и России, -  рассказывает Венера. - Хотела, чтобы дело о мартовском ДТП подняли и хорошенько в нем разобрались. Ведь вина Роберта тогда не была доказана, а установлена чисто автоматически: обвинили умершего и все… Я не отрицаю, что Роберт мог быть виновным, но только наполовину. Часть вины, думаю, лежит и на водителе тягача. С ним не было сопровождающей машины, не было проблесковых маячков… И вообще он не должен был выезжать на трассу при таких тяжелых погодных условиях. Очевидна и вина дорожных служб, из-за бездействия которых трасса оказалась сужена… После этих писем меня пригласили в городскую прокуратуру. Следователь сказал, что если возбудить уголовное дело по факту аварии, то Роберта все равно признают виновным, у него будет судимость. И наших детей потом могут не взять на госслужбу. А моя дочь Гузель мечтает поступить на юридический… Из-за этого я засомневалась, но потом отбросила все сомнения и решила бороться.

- Согласно статье 965 ГК РФ, страховая компания имеет право взыскивать денежные средства с причинителя вреда. Но погибший водитель был признан причинителем вреда лишь формально, постановлением ГИБДД, - объясняет адвокат Нигматзяновой Наталья Артамонова. - В случае ДТП со смертельным исходом причинитель вреда устанавливается только вступившим в законную силу решением суда. Поскольку судебного приговора нет, вина Нигматзянова на 100% не установлена. Несмотря на это, страховая компания на основании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела решила взыскать сумму ущерба с родственников. Могу сказать, что практика по подобным делам - неоднозначная. Какие-то суды отказывают страховщикам в их требованиях, заявляя, что наследники не должны отвечать по таким обязательствам. А какие-то признают обратное…

Адвокат и ее доверительница планируют доказать, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено с нарушениями (не были опрошены выжившие в аварии пассажиры,  оценка повреждений «MAN» также проведена с нарушениями (нет фотографий). Кроме того, они хотят привлечь к процессу дорожную службу, являющуюся балансодержателем участка трассы, где произошло ДТП.


Венера БЕЛЯЕВА