Родственники любителей азартных игр получили шанс уберечь семейный бюджет от разорительной страсти своих домочадцев: в марте вступают в силу поправки в Гражданский кодекс РФ, согласно которым суды могут признать игроманов ограниченно дееспособным, так же, как наркоманов и алкоголиков.


Напомним, сегодня суды уже имеют возможность, ограничить дееспособность человека, который «ставит свою семью в тяжелое материальное положение вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами». В этом случае  пьянице назначают попечителя, который получает за него зарплату или пенсию, а также свершает все крупные сделки - берет кредиты, покупает или продает имущество и так далее. Без разрешения попечителя ограниченно дееспособному гражданину позволяется разве что купить продукты или одежду в магазине. Обращаться в суд с заявлением об ограничении дееспособности человека имеют право «члены его семьи, органы опеки и попечительства, а также представители психиатрического или психоневрологического учреждения».

По данным Управления судебного департамента в РТ, в прошлом году суды республики рассмотрели 28 таких заявлений и 23 из них были удовлетворены. А с 1 марта можно будет подать в суд и тех, кто разоряет семью и вследствие «пристрастия к азартным играм».

- Не берусь предположить, как это будет, - прокомментировал ситуацию зам. председателя Верховного суда РТ по гражданским делам Марат Хайруллин. - Закон только что подписан, судебной практики еще нет.  Все-таки наркомания и игромания - это не одно и то же… В частности, законом предусмотрено, что алкоголики и наркоманы, признанные ограниченно дееспособными, имеют право подать заявление о снятии ограничения. В этом случае человек предоставлял медицинские документы, подтверждающие, что он прошел курс лечения и теперь здоров. Какие доказательства своего «выздоровления» будут представлять игроманы, пока не ясно. Возможно, это будут результаты медэкспертизы, заключение специалистов. Думаю, что через некоторое время из Верховного суда РФ поступят разъяснения на эту тему.      

Тем временем в адвокатском сообществе Татарстана опасаются, что в игромании можно будет обвинить кого угодно - чтобы получить право распоряжаться его имуществом. Например, богатого родителя, который грозится лишить наследства своих детей-разгильдяев.


- Не понятно, специалист в какой области может выступить в качестве эксперта в таких делах. Психиатр? Психолог? Оператор игрового салона? - задается вопросом казанский адвокат Эльнара Сафина.- Также не понятно, какие доводы можно привести в пользу того, что человек не является игроманом?.. Думаю, в первое время, когда закон начнут применять на практике, ошибок не избежать. А, возможно, и злоупотреблений. В общем, щепки полетят.     

Врачи-психиатры к новому закону тоже отнеслись настороженно.

- Несомненно, игромания, или гемблинг - это психическая патология, - говорит завкафедрой медицинской и общей психологии КГМУ Владимир Менделевич. -  Клинически гемблер мало отличаются, к примеру, от алкоголика - та же уверенность, что «всё под контролем», что «в любой момент могу отказаться», та же потребность увеличения дозы (у игромана - увеличение ставок), тот же абстинентный (похмельный) синдром. Обычно игромания начинается с невинного увлечения. Человек таким образом «убивает» время или всерьез рассчитывает обогатиться. Но со временем происходит формирование непреодолимой зависимости. Игроман начинает осознавать пагубность своего пристрастия, но справиться с собой уже не может. Деньги проигрываются, долги растут. Гемблер  начинает воровать деньги у родственников, продавать вещи. Спутником игромании становится кредитомания. В этом случае ограничение дееспособности с точки зрения законодателя вполне оправдано. Однако же каноны судебной психиатрии говорят о том, что только грубые нарушения психики (психозы и слабоумие) могут стать основанием для признания психически больного недееспособным. Ни алкоголизм, ни наркомания, ни тем более гемблинг к таковым не относятся. И я как специалист против того, чтобы при оценке дееспособности человека игнорировались положения судебной психиатрии. Ведь в таком случае и шопоголика можно признать ограниченно дееспособным. Предполагаю, что найдутся нечистоплотные родственники, которые нацелятся на финансы близкого и захотят использовать законодательную лазейку. Ведь для ограничения дееспособности по ст.30 ГК РФ не требуется даже наличие подтвержденного  диагноза «гемблинг». Достаточным окажется признание того факта, что человек играет в азартные игры и «ставит свою семью в тяжелое материальное положение». Мне как врачу данный подход не кажется объективным. Остается надеяться, что суд сможет разобраться в сути проблемы. И человек, дееспособность которого хотят ограничить, будет иметь возможность доказать, что он не игроман, например, с помощью свидетелей.


Елена МЕЛЬНИК