20-летний Артем Точилкин, который обвиняется в совершении «пьяного» ДТП со смертельным исходом, сегодня дал первые показания в суде. Он поддержал версию «случайной сигареты с наркотиками», на которой настаивают его родители, и признался, что после аварии ему не хотелось жить.


«Тут помню, тут не помню»

Сегодняшнее заседание по делу Точилкина началось с отклонения судьей сразу трех ходатайств, заявленных обеими сторонами накануне. Адвокату подсудимого Владимиру Кулькову суд отказал в назначении повторных экспертиз: наркологической и судебно-медицинской, заявив, что они преждевременны и сначала нужно выслушать самого Точилкина. А защитнику  потерпевшей стороны Льву Пастернаку суд отказал в просьбе заключить Точилкина под стражу, поскольку оснований для этого нет.

 

 

Адвокат потерпевших просил взять Точилкина под стражу, ему отказали



В результате слово наконец предоставили самому подсудимому. Точилкин говорил тихо, неуверенно, глядя в пол. В первой части своего выступления он практически дословно повторил вчерашнюю речь своего отца. Рассказал, как случайно встретил его на улице Воровского, подвез в центр города, потому выкурил сигарету из оставленной отцом пачки, проехал Булак, а что было после перекрестка Пушкина-Горького, где произошла авария,  уже не помнит - полный провал в памяти. Дальше обвиняемый рассказал о событиях, происходивших уже на месте ДТП и о которых он помнит.

После выступления подсудимого стороны принялись задавать ему вопросы. Первым начал адвокат Точилкина Кульков. Защитник интересовался у парня, какими заболеваниями тот страдает (еще раз напомнив про гипертонию), затем спросил, какие повреждения он сам получил после аварии, в которой погибла 26-летняя Елена Смолягина.


- Челюсть болела немного, ребра тоже побаливали, - перечислил Точилкин.


- После аварии вы могли прыгать, бегать? - уточнил Кульков.


- Нет, у меня же все болело, в голове кружилось, руки дрожали… - сообщил подсудимый.

Адвокат плавно подвел подзащитного к теме наркотиков, спросив, проверяли ли его вузе на предмет их употребления. Тот ответил, что тестирование в казанском филиале Российской академии правосудия (именно там учился Артем - С.Т.) проводилось по два раза в год, и за время учебы он успел пройти его четыре раза - все результаты оказались отрицательными.

Гособвинитель Степан Спиридонов поинтересовался, почему Артем после того, как почувствовал себя плохо из-за необычной сигареты, не остановил машину.

- Но я не чувствовал себя плохо, - пояснил Точилкин. - Все было нормально, я ехал. А после перекрестка уже не помню ничего.

- Все очевидцы утверждают, что вы после аварии вели себя неадекватно: веселились, - продолжил Спиридонов.

- Я ни в коем случае не веселился! Мое состояние было вызвано либо аварией, либо этой сигаретой… - заверил Точилкин.

Гособвинитель еще раз напомнил суду, что после аварии в машине не было обнаружено той самой пачки сигарет, о которой говорят оба Точилкиных.


- Я ее либо выкинул, либо она до сих пор в машине лежит. Не могу точно ответить на этот вопрос, не помню, - сообщил обвиняемый.

После прокурора очередь задавать вопросы дошла до потерпевшей Марины Смолягиной, которая попыталась восстановить картину того дня - что делал Артем до того, как сел за руль, с кем виделся и какие строил планы. Точилкин рассказал, что почти весь день провел дома, затем поехал повидаться с друзьями, а после встречи с ними решил поговорить с подругой, - они назначили встречу как раз у оперного театра… Наконец, Смолягина напрямую спросила, как часто Артем употребляет наркотики:

- Я вообще наркотики не употребляю, - уверенно заявил он.

 

 

Близкие погибшей Елены Смолягиной аргументам защиты не верят


Адвокат Смолягиных Лев Пастернак поинтересовался у Точилкина, по какой причине тот вскоре после аварии лег в психиатрическую больницу.

- Я на тот момент не хотел жить. Мама отвезла меня в больницу, - объяснил Точилкин. - После выхода оттуда я почувствовал себя лучше и сразу пошел давать показания.

Дополнительные экспертизы: попытка №2

Как только выступление Точилкина закончилось, его адвокат вновь заявил ходатайство о проведении двух дополнительных экспертиз. Сегодня Кульков внятно объяснил суду, куда он ведет. По словам адвоката, красные глаза, пошатывание, нарушение координации, отмеченные врачами при клиническом осмотре Точилкина, могли быть вызваны вовсе не наркотиками, а шоком после ДТП и последствиями заболеваний. В общем, по версии адкоката, Артем мог и не быть пьяным, при том, что наркотики в его организме все-таки были - а вдруг они на него не подействовали?

- Мы не знаем, какое точное количество веществ было обнаружено у Артема Точилкина. Мы не знаем, могло ли это количество вызвать состояние опьянения. Наконец, экспертизы должны ответить на вопрос, какие из этих веществ могут образовываться в организме в результате метаболизма, - продолжил гнуть свою линию Кульков.

Остальные участники процесса ожидаемо высказались против проведения новых экспертиз. Судья в итоге объявила перерыв до понедельника.

Елена Точилкина: «Вины никто не отрицает»

После процесса, в коридоре суда мать Артема Елена Точилкина озвучила корреспонденту Интертат.ру  свое мнение по поводу происходящего:

- Я не понимаю, почему нас постоянно пытаются обвинить в затягивании процесса. В начале говорили, что потерпевшим не присылают повестки. Как думаете, мы могли подговорить суд, чтобы им не присылали повестки? И при этом сами сидели здесь по полтора часа и ждали начала заседания. Зачем нам это нужно? Что касается экспертиз, мы ничего не придумываем. У меня на руках есть копии актов освидетельствования бывшего мужа Сергея Точилкина и моего сына Артема. Оба документа приобщены к делу. В обоих актах значится один и тот же эксперт, в обоих актах записано, что у бывшего мужа и Артема в организме обнаружены одни и те же вещества. Только в акте Сергея про его состояние четко написано -  «трезв». А в акте Артема - «состояние опьянения». Это расхождение мы и хотим прояснить, возможно, вовсе не сигарета стала причиной возникшего у сына состояния. Но никто вины Артема не отрицает и никто не отрицает, что в его организме были наркотики.


Сергей ТАРАСОВ